Объединив усилия, добиться результатов

Интервью с руководителем Пензенского ИСХ Артемом Мустюковым

Коноплеводство, интерес к которому растет последние годы, не может развиваться без участия ученых. В нашей стране ведущим научно-исследовательским учреждением, занимающимся вопросами этой отрасли, является одно из старейших опытных учреждений России – Пензенский институт сельского хозяйства, филиал Федерального научного центра лубяных культур. Рассказать о планах, задачах и достижениях организации мы попросили руководителя института, А.Е. Мустюкова.

 

Артем Ереевич, Вы недавно возглавили институт, но в отрасли Вы – не новичок. Как Вы оцениваете перспективы и потенциал Пензенского ИСХ?

 

— В этом году наш институт отмечает 110 летний юбилей – в 1909 году Пензенское Губернское Земское Собрание приняло решение «Об учреждении опытного поля» при станции Анучино Мокшанского уезда. Пережив вместе со страной все политические и экономические невзгоды: войны, революцию, распад Советского Союза и с честью выдержав кризис 1990-х годов, институт, благодаря самоотверженной работе всех поколений сотрудников, создал сорта зерновых, которые помогли обеспечить страну хлебом, и стал крупным центром аграрной науки Поволжья. Коллектив института успешно справляется с одной из главных задач науки – обеспечении аграриев нашего региона высокопродуктивными сортами: в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию в РФ, включено 52 сорта 27 сельскохозяйственных культур нашей селекции, из которых 45 защищены патентами.

 

В прошлом году Пензенский ИСХ вошел в состав ФНЦ ЛК. Изменились ли основные направления научных исследований?

 

— Конечно, теперь в приоритете института сельскохозяйственная безнаркотическая конопля посевная. Селекцию этой культуры в Пензенском НИИСХ начали еще на Анучинской опытной станции, в 1928 г. А первые сорта двудомной конопли — ЮСЛОС (Южно-созревающая Лунинской опытной станции, 1934 год) и СОУ (Старо-Оскольская улучшенная, 1937) уже родились здесь, в Лунино. С 1971 г. группа селекционеров, которой сегодня  руководит д.с-х.н  В.А.Серков, ведет селекцию только однодомных сортов среднерусской конопли. Кроме того, поскольку у нас есть лицензия на культивирование наркосодержащих растений мы планируем расширить исследования и развивать селекцию сортов медицинского каннабиса для государственных организаций.

 

Селекция и семеноводство конопли имеет хорошие перспективы. Пензенская область — традиционная зона коноплеводства. Она обладает значительной долей черноземных почв, оптимальным для культуры климатическим потенциалом (длительность вегетационного и безморозного периода, сумма положительных температур, характер естественной освещенности и т.д.), выгодным географическим положением, удобной транспортной логистикой, обеспечена энергоресурсами и трудовыми ресурсами. Данному научно-практическому направлению позволяет развиваться потенциально высокая емкость рынка, а также перспектива введения конопли, как высоко маржинальной культуры в зерновых хозяйствах.

 

Однако мы сохранили тематику института по другим важным для области культурам. И это понятно: конопля не выносит монокультуры. Ее надо выращивать в севообороте, правильно подбирая «партнеров», причем с учетом специфики почвенно-климатических условий. Кстати, на Лунинской коноплеводческой станции с 1936 года уделяется повышенное внимание бобовым травам — клеверу луговому и люцерне, как лучшим предшественникам для конопли.

В институте продолжают создавать новые адаптивные сорта и гибриды яровой мягкой и озимой пшеницы, ячменя, многолетних трав, масличных, в том числе, льна-кудряша. Ведется разработка экологически безопасных, биологизированных, энерго- и ресурсосберегающих технологий растениеводства для лесостепной зоны Поволжья. Не забываем о такой важной задаче, как сохранение и восстановление плодородия почв. Мы также ведем семеноводство оригинальных семян своих сортов, в том числе, многолетних трав.

 

Наука сегодня не делается в одиночку. С кем взаимодействуют ученые Пензенского ИСХ?

 

— В основе научной деятельности института интеграция, кооперация и сотрудничество. Мы плодотворно сотрудничаем с ВИР им Н.И. Вавилова, ВНИИ кормов им. В.Р. Вильямса, практически со всеми НИИСХ Поволжья, Краснодарским НИИСХ, ВНИИ масличных культур им. В.С. Пустовойта, другими филиалами ФНЦ ЛК, в состав которого вошел наш институт. Также среди наших научных партнеров РГАУ-МСХА им. Тимирязева (Тимирязевка), с которой мы сотрудничаем уже три года. Взаимодействие ученых позволяет существенно увеличить эффективность и результативность научно-исследовательских работ, сократить время их выполнения, ускорить решение актуальных прикладных проблем аграрного производства.

 

Нас также поддерживают бизнес-партнеры. Производители заинтересованы получить качественные семена и новые сорта. Например, по коноплеводству мы тесно взаимодействуем с ГК «Коноплекс», с которой мы ведем совместную работу по селекции новых сортов конопли. Два из них, мы надеемся, в 2020 году будут включены в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных для возделывания в РФ. Развитие бизнес-партнерства дает институту возможность получения научных грантов. Бизнес-партнеры при этом получают не только готовый сорт, отработанную агротехнологию, но и возможность участия в Федеральной научно-технической программе развития РФ.

 

Для фундаментальных и прикладных исследований нужны значительные средства. Мы знаем, что последние годы у института были трудности. Удалось переломить ситуацию, и что необходимо институту, чтобы реализовать поставленные задачи?

 

—  Мы финансируемся за счет средств федерального бюджета и доходов от внебюжетной деятельности. Именно развитие внебюджетной деятельности и ее правильная организация позволит нам и дальше расширять производство. Основой внебюджетной деятельности является производство семян сельскохозяйственных культур высших репродукций, посевные площади подо всеми культурами в институте в текущем году составляют 260 га, а на будущий год мы планируем почти двукратное увеличение. Поля под планируемый посев уже подготовлены в полном объеме.

Современные научные исследования должны проводиться на современном лабораторном оборудовании – сеялках, молотилках, сушилках, сепараторах, семяочистительных машинах.  Сейчас мы изыскиваем возможность обновления семяочистительной и сортировальной техники, которая позволит институту увеличить производство семян высших посевных качеств.

 

В наших планах получить дополнительные финансовые средства из федерального бюджета на научные исследования для развития коноплеводства, предусмотренные в рамках госпрограмм, а так же поддержку операционной деятельности. Также рассматриваем возможность использования механизма лизинга, который позволит оснастить институт комбайнами, специальными машинами и оборудованием.

 

Мы хотим, чтобы у страны были собственные, причем лучшие по параметрам, сорта льна и конопли. Ключевая задача института – внедрить свои разработки в производство. Наши сорта востребованы, и мы надеемся, что в перспективе сможем заработать на новое оборудование.

 

Коноплеводство, хотя это привлекательное направление бизнеса, развивается медленнее, чем хотелось бы. Что его сдерживает?

 

— Главная проблема в том, что в большинстве регионов все начинается с нуля, а коноплеводство – фондоемкая отрасль. Первоначальные вложения очень высоки (совокупные затраты на технику и оборудование для первичной переработки составляют около 80 млн. рублей на 800 га). Это серьезные вложения, которые с учетом периода окупаемости 7-8 лет, даже с учетом государственной поддержки, для большинства аграриев, тем более фермеров, непосильны.

Кроме того, для уборки конопли нужна специализированная техника. Производить ее для машиностроительных заводов малыми партиями не выгодно, а зарубежная техника стоит очень дорого.

 

Нужно принять во внимание, что волокно – это промежуточный продукт. Хотя производство волокна рентабельно, на нем серьезной экономики не построишь. Нужны предприятия глубокой переработки для производства котонина, длинного волокна, целлюлозы, из которых изготавливать еще более маржинальную продукцию – пряжу, ткани, нетканые материалы, бумагу, технические изделия.

 

Еще одна сложность – несмотря на наличие потребительского спроса, рынок конопли, в отличие от рынка льна, внутри страны не сформирован и пока не ясен. Слишком мало пока действует аграрных предприятий, предприятий переработки, производителей конечной продукции, торговых организаций. В итоге действует — стихийное ценообразование. Сделать прогноз затрат и доходов очень сложно.

 

Пока главный потенциальный покупатель пеньки – Китай. А с этим довольно сложным партнером нужно уметь работать либо привлекать на помощь ресурсы Российского экспортного центра. Экспорт продукции требует формирования больших партий волокна, логистики контейнерных морских и ж/д перевозок. Также, необходимо соблюдать международные стандарты качества волокна, то есть, соблюдать сортовую агротехнологию, которую, например, разрабатывает наш институт.

 

Что может изменить эту ситуацию?

 

— Коноплеводство будет развиваться при стимулировании спроса. Это государственная задача, которую хорошо решают, например, в США. Покупатель голосует рублем за конкретные ткани, продукты питания, текстильные изделия. Но пока у нас в стране уровень спроса не способствует развитию коноплеводства и льноводства: при зарплате 15-30 тыс. рублей льняные платья, рубашки, конопляное постельное белье покупать не будут, при всех их положительных свойствах и хорошем влиянии на здоровье…

 

Впрочем, дело не только в деньгах. Если бы у нас умели хорошо выделывать волокно, пряжу, ткань и готовые швейные изделия, например, так, как это делают в Италии… Нужно возрождать культуру шитья, налаживать производство современных моделей… В льноводстве и коноплеводстве все —  от создания сорта до конечного изделия — взаимосвязано. И если на этом пути в какой-то цепочке происходит разрыв, покупатель не покупает товар, и страдает вся отрасль.

 

Другая культура Пензенского ИСХ  – лен масличный. Как обстоят дела с ним?

 

— Мы создали несколько сортов и  успешно занимаемся кудряшом — высоко рентабельной культурой с хорошим уровнем сбыта продукции. В этом году передали на регистрацию новый сорт. На текущий момент треста от масличного льна не находит применения и с учетом того, что имеет длительный период разложения только «захламляет» поля.  ФНЦ ЛК разработала технологию, которая позволит использовать такую тресту для получения однотипного волокна, которое может быть использовано для изготовления нетканых материалов, технических изделий, целлюлозы, товаров медицинского назначения. Такой мобильный завод, планируется испытать уже в следующем году.

 

Какие задачи может решить институт для повышения эффективности льноводства в области практики для региона и всей страны?

 

— Сейчас прорабатывается вопрос о создании в институте базы семеноводства льна-долгунца.  Кроме селекции льна-кудряша в Пензенском филиале разрабатывают адаптивные агротехнологии – как для льна, так и конопли.

 

Источник

Поделиться