Коноплеводство: три года возрождения

III Всероссийское отраслевое совещание.

Светлана Гришуткина, Национальный союз селекционеров и семеноводов

В декабре российские коноплеводы собрались в Москве, чтобы сверить часы. Дефицит всего – опыта, техники, кадров, семенного материала, каналов переработки продукции и рынков сбыта – заставляет приверженцев возрождающейся отрасли теснее держаться плечом друг к другу. Неслучайно организатором III Всероссийского отраслевого совещания «Коноплеводство России: взгляд в будущее» выступила Агропромышленная ассоциация коноплеводов (АПАК), член Национального союза селекционеров и семеноводов.

Становление

Три года – срок, достаточный для того, чтобы подвести первые итоги и определить направления дальныйшего развития.

Президент АПАК Александр Смирнов напомнил:«В 2017 году, мы ставили перед собой ряд неотложных задач. Первая уже решена: практически сошел на нет миф о конопле как о «вредоносном» растении. Весь интернет пестрел подобными сообщениями. А теперь в средствах массовой информации появились позитивные статьи, даже немного засветились в журнале Forbes. Сейчас обсуждается проведение всероссийского дня поля, посвященного конопле».

Вторая задача, о которой упомянул Александр Алексеевич, связана с селекцией и семеноводством. Селекцию этой культультуры ведут Пензенский и Краснодарский НИИСХ, причем в Пензе – уже около 90 лет. Направления селекции: увеличение продуктивности семян, волокна, содержания целлюлозы, канабидиола (в медицинских целях), повышение качества. Основная проблема нашей науки – недофинансирование.

С семеноводством ситуация заметно улучшилась, особенно благодаря компании «Коноплекс». А ведь было время, особенно в 2007-2009 годах, когда семена для посева измеряли стаканами.

Третий вопрос – кадровый. «Здесь лед тронулся», – констатирует президент АПАК, отметив особые заслуги Тимирязевки и Пензенского ГАУ.

На повестке дня еще немало первоочередных задач: механизация производства и переработки, продвижение на рынках сбыта, работа с законодательной базой.

Что касается государственной поддержки, то здесь, полагает А.А. Смирнов, Минсельхоз проявил себя по-настоящему. Субсидии были направлены именно в нужное время. Возрождающаяся отрасль получила второе дыхание. Появился стимул, чтобы работать и развиваться. За 3 года посевные площади под культурой увеличились с 2,4 тыс. гектаров до 10,2 тыс.

Ответ селекционеров

Под сортами селекции Пензенского НИИСХ (ныне филиала Федерального научного центра лубяных культур) заняты 85% посевных площадей.

Заместитель директора института Дмитрий Долженко назвал основные направления селекции конопли посевной:

— увеличение количественных и качественных характеристик урожая семян и стеблей;

— снижение содержания тетрагидроканнабиола (ТГК) до уровня менее 0,1%;

— стабилизация признака однодомности.

Современные сорта среднерусской конопли имеют урожайность семян 1,2 т/га (в ряде хозяйств – до 1,5 т/га), стеблей – 10-12 т/га, масличность 32,2%, они обеспечивают сбор масла 0,4 т/га, содержание волокна 30,3%, а уровень ТГК равен в среднем 0,04%.

На первый план выходит следующая задача – наладить семеноводство на высоком уровне, так как не хватает качественных семян. Сложности возникают из-за больших затрат ручного труда, нехватки опытных специалистов, отсутствия в России современной уборочной техники.

Увеличение площадей под культурой сдерживается по причине нехватки качественных оригинальных и элитных семян отечественных сортов конопли.

В 2019 г. Россельхозцентр сертифицировал лишь 13,8 т оригинальных и элитных семян, произведенных в 2018 г., то есть на 300-900 га посевов.

Из 28 сортов в Госреестре 3 сорта занимают 90% посевных площадей.

Все возделываемые сорта морфологически сходные и слабо различаются по хозяйственно ценным признакам.

Участники рынка конопли посевной выдвигают свои запросы. Для них важно повысить стабильность урожаев продукции, посевные качества и свойства семенных партий, в полной мере овеспечить потребности в семенах. Актуальным становится разнообразие сортимента по направлению использования: волокно, масло, лекарственные цели, целлюлоза.

Как считает Дмитрий Долженко, необходимо развивать новые направления селекции:

— повышение содержания целлюлозы и снижение уровня лигнина в стебле;

— увеличение доли каннабидиола в растительной биомассе.

Для выведения сортов медицинского направления пока не хватает законодательной базы. «Но селекционеров это не должно ограничивать, – уверен Дмитрий Олегович, – надо работать на опережение, а пока следует создать задел. Необходимо комплексное финансовое и научное обеспечение отрасли».

Подготовить специалистов

Можно много говорить о назревшей проблеме, но эффекта не будет, пока не станешь действовать.

Ни один вуз не станет готовить студентов по конкретному направлению – «Коноплеводство». Почему? Объясняет проректор РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева Сергей Белопухов:«Мы можем готовить специалистов по двум направлениям – агрономия, агрохимия и почвоведение. Сегодня нет смысла переходить на какое-то узкое направление. Ведь агроном должен быть подкован по очень многом дисциплинам: агротехнологии, селекции и семеноводству, агрохимии, переработке и хранению продукции, контролю качества, знать агроэкологические аспекты. Кроме того, будущему коноплеводу надо изучить и другие культуры, так как севооборот 4-7-польный».

На одного обучающегося государство выделяет примерно 200 тыс. руб., которые идут на стипендию, оплату труда профессорско-преподавательского состава, затраты на коммунальные платежи. Будущий специалист должен проходить практику на предприятии. Но из 54 аграрных вузов только 4 университета имеют учхозы. В Тимирязевке учхоза нет. Поэтому студент должен проходить практику на предприятиях, которые занимаются выращиванием конопли, а это связано с финансовыми затратами, на что в университете денег нет. Чтобы специалисты могли сразу попасть на производство, где в них нуждаются, надо заключить соглашение по их подготовке. Из вузов наиболее подходят Пензенский ГАУ, Краснодарский ГАУ, Ставропольский ГАУ, Курская ГСХА и РГАУ-МСХА.

Ежегодно проводятся ярмарки вакансий, где можно предметно побеседовать со старшекурсниками, узнать о них необходимую информацию. Можно также подготовить специалистов через аспирантуру – это наиболее реальный путь.

Отрадно, что производственники идут навстречу. «Мы готовы предоставить свои поля для подготовки кадров как в научных, так и в образовательных организациях, – говорит Милена Александрова, генеральный директор компании «Коноплекс». – Хотим открыть селекционно-семеноводческий центр, поэтому плотно сотрудничаем с наукой. У нас есть три аспиранта из Пензенского государственного аграрного университета. Распространение этого опыта будет содействовать развитию селекции и семеноводства».

Техническая нестыковка

За три года посевы технической конопли выросли более чем в 4 раза. Эта тенденция к росту, вслед за селекцией и семеноводством, которые уже подтягиваются и начинают отвечать запросам рынка, как лакмусовая бумажка, проявила катострофическую ситуацию с техническим обеспечением.

Приобрести специализированную технику за рубежом (были бы деньги) – самый простой и легкий путь. Но будет ли он правильным? Что делать сельхозпроизводителям здесь и сейчас?

Роман Ростовцев, директор ФНЦ лубяных культур, объясняет:«Производство техники для уборки и переработки конопли не упомянуто ни в каких государственных программах, поэтому и средства на ее разработку не выделены. У нас в стране немало предприятий, которые готовы освоить производство такой техники при наличии спроса на нее».

Скорее всего, развитие пойдет по «льноводческому сценарию». Согласно постановлению № 1432, при субсидировании российские машиностроители стали производить оборудование для льноводства. В этом году при взаимодействии с Минпромторгом в список на федеральное и региональное субсидирование внесен весь спектр уборочной и перерабатывающей техники. В результате в следующем году в Тверской области субсидирование приобретения техники для возделывания и уборки льна достигнет 50%, в Смоленской области этот показатель увеличен до 70%, в Вологодской – 80%.

«В ближайшее время мы собираемся возобновить выпуск на Пензмаше старой доброй советской жатки ЖК-1,9, – делится планами Роман Ростовцев. – Планируем ее разобрать, получить чертежи, модернизировать, в следующем году выпустить опытный образец. Но, опять же, чтобы начать серийный выпуск, нужны заказы».

Сейчас ФНЦ лубяных культур предлагает для селекции и семеноводства селекционные сеялки, молотилки пучковые и сноповые, семяочистительные машины, универсальные сушилки. Есть оборудование для оснащения лабораторий: мялки, костровыделители, трепальные станки. Такие комплекты уже установлены на реально действующих предприятиях. Кроме того, разработана универсальная автоматизированная линия для переработки льна и конопли в однотипное и штапелированное волокно. Ее стоимость составляет 8-10 млн. руб.

Горизонты: далекие и близкие

Что происходит в других странах, занимающихся производством и переработкой конопли? Юлия Белопухова, шеф-редактор портала «Росленконопля», немного прояснила ситуацию.

Во многих странах, выращивающих культуру, четко разделили два направления – техническое и медицинское, это два разных рынка. И по каждому из них в отдельности ведут селекцию. Нецелесообразно использовать техническую коноплю на медицинские цели, это экономически не выгодно. Для справки: в США медицинскую коноплю, помимо открытого грунта, выращивают также в теплицах – на площади 1,7 млн кв. м. Об этом уще сейчас стоит задуматься и российским селекционерам.

Еще один запрос нашим ученым от переработчиков – повысить стабильность масла, довести срок хранения хотя бы до 6-7 месяцев.

Тревогу вызывает полное отсутствие в России средств защиты растений для технической конопли (в Америке разрешено использовать 8 препаратов). В этом году посевы пострадали от совки. И никто не знает, чем обернется вложение средств в культуру в следующем сезоне.

    

Поделиться