Без химии

Об органическом земледелии на Кубани из первых уст.

В гармонии и понимании

Трудно себе представить, сколько сейчас химикатов используют аграрии для покорения природы — уничтожения сорных трав и вредных насекомых. Но результат таких побед всегда кратковременен: природа вновь и вновь приспосабливается и создает для себя новую защитную среду.

И, кажется, этой гонке не будет конца, до последнего живого зернышка, до последней крупинки здоровья. Но Светлана Березовская, замдиректора аграрного центра «Наука плюс» и индивидуальный предприниматель, знает, как изменить ход событий и собирать урожаи не вопреки природе, а благодаря ей.

Более шести лет назад она вместе со своим мужем, соратником и производственным партнером Олегом Пасишниченко решила заняться органическим земледелием. Их воодушевил опыт соседнего предприятия «Чистая еда», которое успешно работало под эгидой европейской компании ICEA, сертифицирующей биопроизводства.

Когда ты становишься старше, появляются внуки, то начинаешь задумываться: а что ты оставишь на этом свете? И мы решили попробовать, — вспоминает совладелица «Науки плюс» Светлана Березовская.

Попытка не пытка

Перестроиться после традиционного земледелия, которым «Наука плюс» занималась десятилетиями (выращивала товарную продукцию и семена сои, пшеницы, риса, люцерны), было непросто: пришлось менять сложившееся с годами и опытом профессиональное мышление.

Люди, как говорит Светлана, не понимая нового процесса, со словами «да мы чуть-чуть, ничего не изменится!» продолжали вносить удобрения. И тогда, уволив агронома, она поставила вопрос ребром: либо сотрудники следуют правилам, либо уходят навсегда.

До этого момента у нас были чистейшие, «накормленные» и вовремя обработанные поля. А те территории, которые мы подготовили для органики, блистали то тут, то там сорняками и казались нам некрасивыми. Они просто кричали, что высоких урожаев не будет. Но мы переступили через себя. А когда попробовали первый урожай, то поняли — шаг был сделан в нужную сторону, — рассказывает Березовская. — И, кстати, для первого раза оказался достаточно высоким: мы сняли по 55 ц/га при среднем по району 61.

Друг и товарищ

Конечно, раньше, до перемен, предприятие выращивало урожаи и по 100-120 ц/га, но и сегодня, без удобрений и химобработки, результат в 60ц/га очень неплох.

Чтобы получить хорошие всходы риса, необходима качественная планировка чеков. Для этого компания приобрела итальянский лазерный планировщик, который сразу показал, что перепад в одном чеке достигает до 40 см. Сейчас мы его уже сумели уменьшить до 5 см, — объясняет Светлана. — Еще были сложности с удержанием воды, и мы на каждый чек поставили регулятор ее уровня, научили людей работать с автоматикой.

А сами Светлана и Олег отработали технологию и получили патент на выращивание органического риса. По их словам, основа органического земледелия — это севооборот. В своем производстве они стали чередовать: рис — соя. Эти растения — хорошие предшественники друг другу: соя благодаря обработке ризоторфином (клубеньковыми бактериями) оставляет азот, и рис растет на хорошем природном фоне. Зерновая культура, в свою очередь,  помогает убрать сорняки к следующему году посева — для сои.

Сертифицирующая нас компания настаивает, чтобы мы включили в севооборот горох и люцерну. И мы, в принципе, не против, знаем любую культуру. Дело в другом: на них нет спроса, — объясняет Светлана. — А соей мы занимаемся более 25 лет, и у нас есть различные договоренности о сбыте — и семенами, и продукцией на заводы.

Один из важных этапов органического земледелия — уменьшение защитной, ничем не обрабатываемой — а потому полной сорняков! — зоны при возделывании пропашных культур.

Мы купили специальное подруливающее устройство на управление рулевым колесом трактора без помощи человека. Спутник максимально точно, по меткам в памяти и заданной траектории, ведет машину, сокращая во время культивации защитную зону растений до 2 см, а со специальной бороной  практически полностью избавляя поле от сорняков, —  рассказывает Олег Пасишниченко, директор центра «Наука плюс». — А вредоносность у них огромная! К примеру, 2-3 кустика амброзии на одном погонном метре снижают урожай в два раза.

Зри в семена

Проще всего в органическом земледелии с семеноводством. Как рассказал Олег, необходимо выбирать сорта, созданные без использования генной инженерии. Лучше — местные, зарекомендовавшие себя в различных погодных условиях: в засуху и в дождь.  Можно при отсутствии продаж органических начать с обычных, традиционных эквивалентов. Впоследствии оставить вновь полученные семена и вести их дальше.

Рис начинали растить с сорта Хазар. Нам нужен был тот, который не погибнет сразу и гарантированно выйдет из воды. Через год попробовали красивый,  белый Анаид. Он нам очень нравился по многим показателям, но из-за хрупкости — зерна на заводе бились пополам, от него пришлось отказаться. Перешли на стекловидный Регул. Он показал хорошую всхожесть и прекрасные вкусовые данные. На нем и остановились, — рассказывает Светлана Березовская.

При ведении органического хозяйства без опытов и экспериментов не обойтись. Вопросы возникают на каждом этапе технологии. Так, например, один из способов насыщения почвы биотой (совокупностью популяций живых организмов) — послеуборочное внесение сапрофитных грибов. Но на какую глубину их помещать и как потом обрабатывать?

Экспериментировать приходилось и с хранением продукта. Даже устанавливали в складах озонаторы, но оказалось, что по правилам ведения биопроизводства использовать ионизирующее излучение запрещено. Теперь компания использует феромонные и световые ловушки и проводит тщательную побелку помещений.

Постой — на помой!

Техника на органических полях может как значительно помочь, так и навредить. К примеру, огромную важность во время уборочных работ приобретает чистота (или их полная изоляция от работ традиционного земледелия) комбайнов, автомобилей и, что самое сложное, — очистительной техники для зерна.

Мы даже сделали скважину на отделении, поставили мойку для всех видов агрегатов, которые используются в технологии, несоблюдение которой может привести к смешиванию органической и неорганической продукции или заносу остатков химических веществ, что с потом обязательно определит анализ. Весь труд может пропасть даром, — объясняет директор.

Именно по этой причине пришлось предпринимателям поставить собственный, сертифицированный по европейскому стандарту завод по переработке риса.

Сначала мы отдавали сырец на переработку одному из местных предприятий. Но соблюсти все правила органики там было трудно, и услуги завода обходились нам вдвое дороже, чем традиционным производителям риса. Ведь для того чтобы переработать нашу продукцию, приходилось вычищать линии, чтобы не было соприкосновений с традиционным сырцом. И поэтому к работе с нашим рисом предприятие приступало в последнюю очередь, что, конечно же, нам было невыгодно, — вспоминает Светлана Березовская.

Заветный листок

Путь к заветному «зеленому листку», наличие которого на упаковке означает статус органической продукции, оказался для компании тернист и нелегок. По правилам, этот знак можно получить только на третий год с момента начала работы под эгидой международной сертифицирующей компании, а такой, к слову, своей в России пока еще нет.

Первый год они изучают технологию производства и технику, на второй  начинают брать отборы растений и проверяют в своих лабораториях по 180 позициям, и это серьезно. И лишь на третий год, если нет никаких замечаний, дают добро на производство органической продукции, — рассказывает Светлана.

К сожалению, так успешно начавшееся сотрудничество с итальянской компанией ICEA у кубанских аграриев вскоре закончилось. В 2014 году контролирующая организация ушла из нашей страны из-за массовой фальсификации российскими аграриями экопродуктов. И хотя к производству Светланы и Олега эта ситуация отношения не имела, им пришлось начинать все сначала и уже под контролем немецкой компанией «Церос».

Они очень предвзято и недоброжелательно к нам относились. Анализы измеряли до тысячных единиц, а сами даже перчатки не надевали, руки не мыли. Все делали с большой неохотой и задержкой, из-за чего продажи урожая мы начинали лишь в феврале, — рассказывает Светлана. — Мы от них ушли, когда они затянули с результатами анализов настолько, что сорвали нам поставку риса в Португалию.
И перешли предприниматели под эгиду международной украинской компании «Органик Стандарт», сотрудничеством с которой оказались совершенно удовлетворены.

Они говорят с нами на одном языке, относятся доброжелательно, организовывают свою работу так, чтобы не сбить нам процесс и вовремя выдать сертификат. Эти люди хотят, чтобы мы работали. Посоветовали нам и органические, разрешенные по Евролисту удобрения, о которых раньше мы ничего не знали. После их использования урожайность повысилась на 10 ц/га,- комментирует Светлана Березовская.

Первым делом — улетайте

Недавно нам удалось с помощью краевых властей разрешить две сложные ситуации, — отмечает аграрий.

В этом году Роспотребнадзор и подающая воду организация заявили о необходимости при заборе и сбросе воды каждый месяц проводить ее анализ за счет предприятия.

—  Он очень дорогой. Мы его делаем один раз в год по требованию зарубежных инспекторов, узнаем о состоянии воды из реки, не поступают ли к нам с ней гербициды. Но мы не вносим на поля ни удобрений, ни химии — чему есть подтверждающие документы — и возвращаем воду такой, какую взяли. Зачем нам выбрасывать деньги на ветер? — рассказывает она. — Мы обратились к властям за помощью, и нас освободили от этих обязательств.

Удалось утрясти и вопрос с самолетами, случайный разворот которых с удобрениями над полями производителей органической продукции может лишить их не только урожая, но и сертификации всего многолетнего труда. И инцидент в недавнем прошлом уже был.

Есть же закон,  по которому к поселениям и скважинам авиация не должна подлетать ближе чем на 700 метров. Пусть не подлетают и к нашим полям. А для соседей такое расстояние — всего два чека, которые вполне по силам  обработать и механическим путем! — восклицает аграрий.

У такого решения было много противников, заинтересованные лица говорили о падении урожайности и убытках, но просьбу Светланы в краевом министерстве сельского хозяйства услышали — и в этом году ей нервничать от рокота двигателей самолетов уже не пришлось.

Ешьте на здоровье!

Зайти производителям в большие магазины сейчас непросто, и стабильностью продаж  экоаграрии похвастать не могут: в отдельные годы получается сбыть все, в другие часть урожая остается невостребованной или приходится продавать рис как обычный, чтобы хоть частично вернуть затраты.

Мы продаем частным лицам, интернет-магазины берут по 100-150 кг в месяц, рестораны — по 500 кг, уходит продукция в Москву и Санкт-Петербург, — рассказывает Березовская. — Разница в цене между органическим и обычным рисом небольшая и составляет около 10%. Но в нашей продукции содержание гербицидов и пестицидов в 100 раз меньше нормативных показателей по ГОСТу. Она прекрасно подошла бы для питания детей в садах и школах нашего края.

Пока же рентабельность органического направления находится около нуля, но аграрии не падают духом. Вопрос здоровья и употребления полезной пищи постепенно становится все более актуальным, а введение нового закона об органическом производстве в следующем году обещает новый виток развития органического земледелия.

Поделиться