Крымское притяжение

Чем Крымская ОСС — филиал ВИР привлекает российских и зарубежных селекционеров и семеноводов?

Крымская опытно-селекционная станция, расположенная в г. Крымске Краснодарского края, обслуживала консервную промышленность Северного Кавказа и была организована в 1935 году при Крымском консервном комбинате (в следующем году исполнится 85 лет). Поэтому основным ее предназначением считалась перерабатывающая промышленность овощных и плодовых культур. Здесь выводили сорта, пригодные для переработки.

Цифры и факты

В 70-80-е годы прошлого века на станции работали более 1000 человек. В то время ее возглавлял Геннадий Викторович Еремин, который 33 года руководил предприятием. При нем она была отстроена заново.

Сегодня это одно из ведущих научных учреждений России по созданию сортов овощных и плодово-ягодных культур.

«В системе мира наша станция самая большая и по обороту, и по основным фондам, и по энергоресурсам, а также по нагрузке экспериментального хозяйства и по научному потенциалу», – рассказывает руководитель Крымской ОСС доктор сельскохозяйственных наук, профессор РАН Виктор Геннадьевич Еремин.

Если говорить о цифрах и фактах, то сегодня Крымская ОС – это три больших отдела: генетических ресурсов, овощных культур и экспериментальное хозяйство. Обихожены 1782 га земли, в том числе 1302 га пашни. Большое прудовое хозяйство – здания, сооружения общей балансовой стоимостью более 150 млн руб. Более 150 человек работают постоянного состава и около 100 человек привлекаются в период сезона. Научный потенциал обеспечивают 25 научных сотрудников, из которых более половины – кандидаты и доктора наук.

За время существования станции здесь вывели и улучшили 146 сортов овощных и 145 плодовых (включая подвои) и ягодных культур. Из них районированы 128 и 70 сортов соответственно.

Мировая коллекция косточковых

Пожалуй, визитной карточкой станции можно назвать отдел генетических ресурсов и селекции плодовых и ягодных культур. В коллекции станции более 6000 образцов, из них более 5000 косточковых – материал для селекции огромный, и вряд ли где еще в мире могут похвастаться таким разнообразием этих культур.

«Если мне дано было видеть далее других, то это только потому, что я стоял на плечах гигантов…», – эти слова Исаака Ньютона невольно приходят на ум, когда мы узнали, каких результатов добились селекционеры станции и чего это им стоило.

«Я собирал все сам, провел более 20 экспедиций в бывшем Советском Союзе, – вспоминает Геннадий Викторович, – причем по местам происхождения этих видов: на Дальнем Востоке, в Приморье, на Курилах, Сахалине, Памире (Николай Иванович Вавилов называл его «пеклом творения»), на Кавказе, в Крыму, Молдове, Поволжье… – весь юг объехал». Стоит заметить, что в месте с отцом с семи лет в экспедиции ходил и сын – Виктор Геннадьевич Еремин, ныне возглавляющий станцию.

Экспедиции проводят ежегодно. В этом году целью изучения стал Дагестан. В результате коллекцию пополнили 95 образцов, в том числе 10 диких. «Природа не стоит на месте, – поясняет Виктор Геннадьевич, – и мы стремимся не отстать от нее, найти и сохранить исчезающие культурные и дикие формы». Почему Геннадий Викторович смог выдать подвои, выдержавшие конкуренцию на мировой арене? Только благодаря экспедициям.

Наличие разновидностей генофонда отрыло новые возможности. На один и тот же подвой могут быть привиты несколько культур, например, не только персик, но и нектарины, абрикосы, слива, алыча. И все потому, что при его выведении было использовано много видов. Это универсальный материал для питомниководов.

Станцию хорошо знают не только в нашей стране, но и за рубежом, благодаря тому, что Геннадию Викторовичу с сотрудниками удалось получить конкурентоспособные подвои.

Еще до революции российская слива утирала нос зарубежным конкурентам, наш чернослив всегда брал первые призы на конкурсах. И в послевоенное время удавалось удерживать позиции, например, на ярмарке в Эрфурте в Восточной Германии. Показатели качества во всех ГОСТах были выше западноевропейских.

Академику РАН Е.В. Еремину есть чем гордиться:«В селекции клоновых подвоев мы перещеголяли иностранцев благодаря обширному генофонду, собранному о сохраненному в ВИР. За рубежом такого нет. Генофонд дал возможность выйти на первые позиции по адаптивности, стрессоустойчивости, устойчивости к морозам, засухе, способности вегетатиано размножаться, легко скрещиваться, слаборослости и по целому ряду других позиций».

Обратная сторона медали

Но, как говорят, у каждой медали есть и обратная сторона. Содержать коллекцию очень дорого – ежегодные затраты составляют 6-7 млн рублей. Себестоимость выращивания одного только посадочного материала для переноса коллекции приближается к 1 млн рублей. Посадили – сразу надо выставить охрану, провести обработку химпрепаратами, обрезку, окулировку, уничтожить сорняки… А финансирование из госбюджета на все это не предусмотрено – только за свой счет.

Есть определенные позитивные сдвиги: по линии Минсельхоза ВИР выделяется субсидия, которую Центр использует на капитальный ремонт зданий и сооружений, приобретение сельхозтехники. Но на расходные материалы – запчасти, химпрепараты, дизельное топливо, бензин – выбить деньги очень трудно. Опять приходится финансировать из собственных средств, которые еще надо как-то заработать.

Мало того, до недавнего времени налоговая нагрузка была такой же, как и в нефтяной отрасли. Надо уплатить НДС 20%, налог на прибыль – 20%, все остальные налоги, весь соцпакет – не имея льгот, причитающихся сельхозтоваропроизводителям. Каждый год на один только НДС уходит примерно 8-9 млн рублей. А ведь эти деньги можно было направить на развитие станции. Сейчас говорят о субсидиях на закладку промышленных садов (не коллекционных!), о компенсации затрат на капельное орошение, раскорчевку насаждений. Но пока на Крымской ОСС никаких средств не получили.

Поэтому на передний план выходит совсем другая задача, о которой советские ученые-селекционеры и подумать не могли.

Скромность – дорога в неизвестность

В советское время нынешнее, теперь уже старшее, поколение воспитывали в трудолюбии, прилежании, исполнительности и скромности. А слава, мол, потом придет сама. А вот и нет – теперь уже не придет.

«Скромность – прямая дорога в неизвестность» – эта фраза становится все более популярной. «… И в безденежье, – добавляет Виктор Еремин. – Работать на склад очень тяжело, поэтому мы ищем конкретные запросы и заключаем договора на определенную культуру. Нам приходится перестраиваться. Нужно учиться маркетингу, проводить дни поля, а не ждать, что кто-то нас похвалит. Нам есть что показывать, есть что продвигать. Учимся на примере коммерческих фирм, смотрим, как иностранцы привлекают аграриев, проталкивают свои сорта. Время такое: если мы этого не сделаем, то наши научные достижения будут просто лежать на полке. И никому не будут нужны, даже если они превзойдут зарубежную селекцию по некоторым показателям».

В этом направлении сделаны первые конкретные шаги. Так, на Астраханской ОС заложили опытный участок, такой же участок планируется на Дагестанской ОС – это очень интересная зона именно для косточковых культур.

Сад под ключ

В прошлом году на станции заложили 70 га новых садов, из них 15 га – чисто научных, где интенсивно ведется перенос генетической коллекции. Есть свой питомник, способный производить до 350 тыс. саженцев в год. Сотрудники стараются работать под заказы хозяйств и параллельно внедрять свои новые разработки.

В основном все саженцы косточковой группы находятся на собственных клоновых подвоях. Семенные подвои здесь уже не используют.

Г.В. Еремину удалось получить линейку слаборослых и сильнорослых подвоев. Индивидуально каждому фермеру могут предложить наиболее подходящий материал – для слаборослых суперинтенсивных, для средне- или сильнорослых садов, в зависимости от почвенных, климатических, внутрихозяйственных условий.

Виктор Геннадьевич поясняет:«Постепенно мы переходим на схему, ставшую уже традиционной за рубежом, – сад под ключ. Не просто реализуем посадочный материал, а обеспечиваем сопровождение, стараемся довести сад до плодоношения. Дальнейшее сопровождение – по договору, если фермер этого хочет. Люди начинают понимать, что за профессиональные услуги надо платить. Раньше не были к этому готовы, а сейчас видят, сколько можно потерять из-за некомпетентности».

Не только подвои

Организационная структура станции включает два научных отдела генетических ресурсов и селекции (плодовых и ягодных, а также овощных культур) и экспериментальное хозяйство. Отдел генетических ресурсов и селекции плодовых и ягодных культур состоит из лаборатории сортоизучения и селекции плодовых культур, лаборатории биотехнологии.

В садах Северного Кавказа широко распространены районированные сорта персика, нектарина, сливы, черешни, яблони, винограда. В коллекции овощных культур ежегодно высевают и комплексно изучают более 700 сортообразцов пасленовых, зеленных, бобовых, малораспространенных культур, огурца, сахарной кукурузы. Отличные результаты получены при выведении сортов зеленого горошка. Создан новый конвейер сортов — с мая по конец июня, то есть более 40 дней. Сорта подходят для переработки по всем качественным показателям. Неслучайно они занимают более 60% территории Северного Кавказа, откуда горошек поступает на консервные заводы Кабардино-Балкарии, Краснодарского края.

Очень продуманно селекционеры станции ведут семеноводство – более 10 т элитных семян ежегодно производят в фермерских хозяйствах: в каждом только по одному сорту, чтобы не было сортосмеси.

Есть хорошие гибриды кабачка, достигнуто большое насыщение женскими линиями. Как показало сравнение коллекционного материала, в том числе из зарубежных стран, самый большой плюс сортов Крымской ОСС – устойчивость к мучнистой росе.

Экспериментальное хозяйство станции ежегодно производит 40 т оригинальных семян гороха овощного использования, томатов и огурцов, до 350 тыс. саженцев плодовых культур и винограда, более 500 тыс. штук рассады земляники садовой, оздоровленной с использованием биотехнологических методов. Посадочный материал тестируют на отсутствие вирусной инфекции.

Накануне своего 85-летия станция продолжает активно развивать партнерские отношения с представителями научного сообщества и бизнеса не только в России, но и за рубежом: в США, Испании, Германии, странах СНГ.

 

Светлана Гришуткина,

Национальный союз селекционеров и семеноводов

Поделиться