Наша наука впадает в беспамятство

Архив РАН не может обеспечить сохранность своих фондов.

Как стало известно «НГ», сотрудники Архива Российской академии наук (АРАН) обратились с письмами к президенту Владимиру Путину и министру науки и высшего образования Михаилу Котюкову. В них коллектив АРАН предупреждает о гуманитарной катастрофе, которая грозит одному из старейших архивных собраний России из-за проблем с долгами и вследствие этого судебными исками к АРАН. Ответов на обращение архивных работников пока нет.

«Коллектив сотрудников Федерального государственного бюджетного учреждения науки Архив Российской академии наук вынужден обратиться к Вам с просьбой о помощи в связи с катастрофическим положением учреждения. Деятельность Архива РАН практически остановлена, под угрозой утраты находится национальное достояние России – хранящийся в Москве и Санкт-Петербурге уникальный комплекс архивных документов по истории Академии наук, отечественной и зарубежной науки, сформировавшийся за период XVIII–XXI вв. и входящий в состав Архивного фонда Российской Федерации» – так начинается письмо Владимиру Путину.

В данный момент в АРАН нет директора. Последний, кто был на этом посту, член-корреспондент РАН Александр Толстиков, уволился в начале февраля. Нет даже врио директора – предложенного АРАН кандидата не утвердило министерство; другие же кандидаты не хотят баллотироваться из-за отсутствия перспективы решения проблем Архива РАН.

Нет директора – нет электронной подписи. Сотрудники не могут ни уйти в отпуск, ни взять оплачиваемый больничный.

Одна из сотрудниц архива, попросившая не называть ее имя, в беседе с «НГ» сообщила: «У нас в АРАН – трэш. Мы уже и письма везде пишем, и советуемся с юристами. Пока никакой положительной реакции от министерства не последовало. Я лично два раза писала в приемную президента. Все мои обращения также отправили в Миннауки. В архиве отключили городские телефоны и в понедельник – отопление: для экономии электроэнергии. Электричество тоже грозятся отключить, пока непонятно когда. Я дома, мне на работу ездить не на что. В общем, все нерадостно, даже уволиться нельзя».

Заметим, что нормальный температурный режим для архивохранилищ очень жесткий: 18–20 градусов по Цельсию. Между тем итогом почти 300-летней работы академических архивистов (в январе 2018 года академическому архивному делу исполнилось 290 лет) по собиранию архивов и рукописей стал Архивный фонд, насчитывающий более 3 млн единиц хранения. За этим сухим термином – «единица хранения» – сосредоточена вся история Академии наук, фактически история российской науки, а также многие документы и рукописи по истории, культуре и науке зарубежных стран, с древнейших времен, на десятках иностранных языках.

В АРАН, например, хранятся документы академиков Михаила Ломоносова, Ивана Павлова, Ильи Мечникова (первого русского нобелевского лауреата), Владимира Вернадского и многих других великих ученых. Но здесь же – документы и автографы, связанные с Александром Пушкиным, Николаем Гоголем, Иваном Буниным (кстати, Иван Алексеевич был почетным академиком Императорской Санкт-Петербургской академии наук), Максимом Горьким (АРАН располагает, в частности, превосходным собранием документов по так называемому академическому инциденту 1902 года, когда избрание Горького в почетные академики было отменено по воле царя)…

Понятно, что уже только перечисленные исторические документы имеют огромную национальную значимость, интеллектуальную – научную, культурную и практическую ценность. И материальную тоже. Например, недавно короткий автограф Альберта Эйнштейна был продан на аукционе более чем за миллион долларов. А в Архиве РАН хранится с десяток автографов Эйнштейна.

И вот сегодня приходится констатировать, что реформа РАН, начатая в 2013 году, поставила под вопрос само существование всего этого национального богатства, внесла хаос в академическое архивное дело. Архивы оказались в правовом вакууме.

«К сожалению, нам не удалось донести до руководства Миннауки огромную значимость документального научного наследия», – вынуждены признавать сегодня сотрудники АРАН. Финансирование архивного дела ежегодно снижается. Это в том числе грозит и повторением трагедии, которая произошла в январе 2015 года, когда в пожаре погибло, по самым скромным оценкам, примерно 2,3 млн книг из фондов библиотеки Института научной информации по общественным наукам РАН. Но если часть книг или их содержание еще можно каким-то образом восстановить, то гибель исторических архивных документов будет невосполнима.

И это не просто разговоры в духе реплики из кинофильма «Бриллиантовая рука»: «Шеф, все пропало – гипс снимают, клиент уезжает…» Ведь архив – любой, не только академический – не просто хранилище каких-то бумажек, пусть и раритетных. Это овеществленная память, обеспечивающая юридическое правопреемство Академии наук как государственной и социальной институции. Удалите жесткий диск из персонального компьютера – и ваш ПК превращается в дизайнерский набор пластика и медных проводков. Таким жестким диском для науки (и для всего государства и общества) является Архив РАН.

Впрочем, название этого архивохранилища не должно вводить в заблуждение: в 2013 году все научные и исследовательские организации РАН были переданы в Федеральное агентство научных организаций, а после его ликвидации в мае 2018 года – в Министерство науки и высшего образования РФ. Не случайно еще один сотрудник АРАН, комментируя для «НГ» сложившуюся ситуацию, с грустью заметил: «А что РАН? Мы теперь не их. Вроде бы там даже собиралась какая-то «летучка» по нашему поводу, но результатов никаких. Им самим до себя».

Как уже сообщала «НГ», Архив Российской академии наук (АРАН) оказался на грани самой настоящей гуманитарной катастрофы («Отечественная наука впадает в беспамятство»). Коллектив АРАН в своих письмах на имя президента Владимира Путина и министра науки и высшего образования Михаила Котюкова предупреждал, что из-за проблем с долгами и вследствие этого судебными исками к АРАН архиву грозит закрытие. И вот, как стало известно «НГ», это закрытие запланировано на 8 апреля.

 

2019-04-04_140925.jpg

 

«Сегодня мы получили образцы уведомлений, которые мы должны будем подписать до 8 апреля. С этой даты Архив работу приостанавливает», — сообщил «НГ» один из сотрудников АРАН. Текст этого уведомления гласит:

«УВЕДОМЛЕНИЕ

О приостановке работы в связи с невыплатой заработной платы.

Настоящим уведомляю, что в связи с задержкой более чем на 15 дней (с 10 марта 2019г.) заработной платы за февраль-март 2019 года, на основании части 2 статьи 142 Трудового кодекса РФ и пункта…. Трудового договора от … № … приостанавливаю работу с 08.04.2019 г. до момента выплаты задержанной заработной платы с выплатой процентов за каждый день просрочки согласно статьи 236 ТК РФ.

В соответствии с частью 3 статьи 142 ТК РФ оставляю за собой право в рабочее время отсутствовать на рабочем месте.

В соответствии с частью 4 статьи 142 ТК РФ на период приостановления работы за работником сохраняется средний заработок.

В соответствии с частью 5 статьи 142 ТК РФ обязуюсь выйти на работу не позднее следующего рабочего дня после получения письменного уведомления от работодателя о готовности произвести выплату задержанной заработной платы в день выхода работника на работу.

08 апреля 2019 г. (подпись)».

Как сообщает в сопроводительном письме к этому документу кандидат исторических наук, до недавних пор – замдиректора АРАН по науке Ирина Николаевна Ильина, «в связи с затянувшимися проблемами и невыплатой заработной платы предлагаем всем сотрудникам подготовить уведомления о приостановке работы с 08 апреля с.г. для направления их в Министерство науки и высшего образования РФ. Санкт-Петербургский филиал Архива РАН с 26 марта остановил свою работу полностью».

Судя по всему, и АРАН в Москве ждет та же участь, что и его санкт-петербургский филиал. Правда, не все сотрудники архива согласны с этим. «На каком основании она это рассылает, непонятно, — заметила в беседе с «НГ» еще одна сотрудница архива. – Должна быть хотя бы комиссия из Миннауки, чтобы зафиксировать нынешнюю ситуацию».

Но, скорее всего, помощи от Министерства науки и высшего образования ждать не приходится. По крайней мере, до сих пор ответа на все обращения ответа не последовало.

Между тем, процесс разрушения академического архива начался уже давно. Еще два года назад, в декабре 2017-го, АРАН предпринимал отчаянные попытки обратить внимание тогдашнего Федерального агентства научных организаций (ФАНО) и Президиума РАН на катастрофическое состояние уникального фонда, собранного почти за 300 лет существования академических архивов. Сотрудники АРАН провели специальный круглый стол, тема которого говорила сама за себя: «Сохраним ли мы документальное наследие российской науки». Заявление, распространенное тогда АРАН, остается актуальным и сегодня:

«Приходится констатировать, что реформа РАН, начатая в 2013 году, без преувеличения поставила под вопрос само существование всего этого национального богатства, внесла хаос в академическое архивное дело. Разрушена система академических архивов. Архивы оказались в правовом вакууме. За прошедшие годы РАН и ФАНО не приняли ни одного документа, регулирующего архивное дело. Отсутствует какая-либо концепция по его развитию. В результате изменений в законодательстве Архив РАН, научные архивы региональных отделений и центров РАН потеряли юридическое право принимать на хранение документы научных учреждений. Архивы бывших РАМН (Российской академии медицинских наук) и РАСХН (Российской академии сельскохозяйственных наук) в нарушение законодательства до сих пор официально никому не переданы и де-факто находятся в ведении РАН. Огромное число архивов в научных учреждениях этих бывших академий предоставлено самим себе. Ни у ФАНО России, занятого учетом земли и зданий, ни у РАН не доходят руки до архивов».

Между тем еще в апреле 2016 года Федеральное архивное агентство было переподчинено президенту РФ. Другими словами – встроено в вертикаль власти. Логика в этом есть. Как отмечал еще в 1955 году французский философ Жак Деррида, «политическая власть невозможна без контроля над архивами, а то и над самой памятью». Но тогда все происходящее с академическими архивами сегодня иначе как добровольной и целенаправленной амнезией не назовешь.

Источник

Поделиться