Парадоксы статистики

Рост сельского хозяйства оказался на 30% статистической ошибкой.

Бурный рост сельского хозяйства в России, о котором почти 10 лет отчитывался Росстат и которым щеголяли чиновники — от отраслевых министров до премьера Дмитрия Медведева, — оказался на 30% «приписками» и ошибками статистики.

Более 10 миллионов тонн сельхозпродукции — от мяса и молока до овощей и фруктов, — которые фигурировали в официальных отчетах и позволяли рапортовать о настоящем буме в секторе АПК, — на самом деле никогда не существовали.

Масштабные несоответствия в духе последних десятилетий СССР выявились в ходе Всероссийской сельскохозяйственной переписи.

Пересмотр данных показал, что в денежном выражении объем реально произведенной сельхозпродукции в РФ оказался меньше декларируемого на 542 миллиарда рублей, отмечают в декабрьском «Мониторинге экономической ситуации» эксперты РАНХиГС.

Изначально Росстат оценивал рост сельхозпроизводства в 2010-17 гг в 1,773 триллиона рублей (с 3,881 до 5,564 трлн в год), однако после корректировки выяснилось, что показатель меньше почти на треть (30,5%) — 1,231 трлн рублей.

Темпы роста оказались более чем вдвое медленнее заявленных — 8,7% вместо 20,4% (за 2012-17 гг).

Одновременно были пересмотрены данные за предыдущие 20 лет (с 1996 года), которые также оказались существенно ниже изначальных оценок. В результате возник эффект низкой базы и 5-летний рост составил 14,7%, что все же на треть ниже, чем сообщалось.

Производство молока оказалось на 3,4%, или миллион тонн меньше, чем рапортовал Росстат.

Сбор овощей и бахчевых культур скорректировали вниз на 17,2%, или 2,6 миллиона тонн. Разница в производстве фруктов и ягод составила 8,2%, или 268 тысяч тонн.

Настоящей катастрофой обернулся пересмотр данных по сбору картофеля. Разница между фактическими и декларируемыми цифрами составила 35,9%.

Если же учесть «исправленную» статистику за последние 17 лет, то сбор картофеля в России не растет, а падает, и накопленным итогом обвал достигает 42%.

Так, по исходным данным в РФ в 2000 году производили 34 млн тонн картофеля, а к 2007-му увеличили сбор до 36,8 млн тонн. Перепись 2006-го года скорректировала цифры: оказалось, что за указанные годы наблюдался не рост, а падение до 27,2 млн тонн.

«После 2007 года, по отчетам Росстата снова был рост (в среднем на 240 тысяч тонн в год). После переписи 2016 года данные опять скорректировали: оказалось, что в 2017 года валовой сбор составил не 29,6 млн тонн, а только 21,3 млн. И за этот период, как выяснилось, наблюдался не рост, а падение производства: по сравнению с исходными данными за 2007 год на 15,5 млн тонн, по сравнению со скорректированными — на 5,9 млн тонн», — говорится в докладе в РАНХиГС.

Таковы парадоксы отечественной статистики: Росстат 17 лет отчитывается о росте производства, но на 2017-й год оно оказывается в 1,6 раза ниже, чем в 2000 году.

«Возникает вопрос: почему эти ошибки всегда приводят к завышению показателей? В советские времена приписки стимулировались желанием руководителей хозяйств отчитаться о выполнении или
перевыполнении плана. От этого зависели их зарплата, премии и сам факт сохранения должности», — напоминает главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики ИПЭИ РАНХиГС Василий Узун.

В условиях рыночной экономики у руководителей хозяйств и собственников завышать данные заинтересованности вроде бы нет, рассуждает он: наоборот, высокие показатели могут привести к росту налогов и других платежей.

«Однако сохраняется такой интерес у руководителей более высокого ранга. Областное руководство должно отчитаться о выполнении индикаторов госпрограммы, от этого зависит размер государственной поддержки», — отмечает эксперт.

 

Источник

 

Поделиться