Ничего нового: все упирается в деньги

Стенограмма круглого стола в ГД по садоводству и овощеводству.

Как уже сообщали «Крестьянские ведомости», состоялся круглый стол Комитета Госдумы по аграрным вопросам на тему: «Законодательные аспекты развития и меры государственной поддержки садоводства и овощеводства». Организаторы предоставили «КВ» стенограмму, которую печатаем в сокращении (окончание).

Дискуссия во время круглого стола в Госдуме была бурной. Особенно запомнилось выступление Павла Грудинина. Последние решения правительства задели за живое тепличников.

Д. Лашин: без поддержки капекса модель не сработает

Дмитрий Лашин, гендиректор научно-производственной компании «Фито», вице-президент ассоциации «Теплицы России» заявил:

— Если наложить график строительства теплиц на график первой выдачи капекса, вы увидите сильнейший скачок. То есть люди реально поверили, что это действительно работающая программа. И сейчас мы раскочегарили так машину, что в ближайшие два года планируем построить 723 гектара. И это уже кредиты, которые взяты, оформлены, осталось только выйти на стройплощадку. Но я точно могу сказать, что без поддержки капексов модель работать не будет…

Никто не учитывает, что бывает вирус. Приходит вирус, и полтеплицы поражено вирусом. Никто не учитывает, что, оказывается, помимо каких-то операционных затрат надо каждые три года лампочки поменять, а про это в финмодели забыли. Потому что обычно закладывают газ, электроэнергию, а вот эта модернизация, которую надо постоянно делать в теплице, ее забывают закладывать. Закладывают цену реализации.

Все рассказывают истории о том, что мы будем половину продукции фасовать, будем ее продавать в сети и так далее. А сети – это возвраты, СТМ, это собственная торговая марка, никто не хочет продавать под нашим брендом продукцию, хотят под своим, а это, значит, цена дешевая. Все эти моменты делают модель не идеальной. И модель уже за 8 лет не окупается.pASzistoCA27fYP5BBX1Fky74HB0ShAG

Что происходит сейчас? Сейчас у нас пока эйфория. Почему эйфория? Потому кредиты, бум строительства пришлись на 2014, 2015, 2016 годы. Вот когда взяты были эти большие кредиты, то вы знаете, что есть такое понятие как грейс-период, когда банки дают возможность не платить тело кредита. И плюс ещё есть такое понятие, как возврат НДС. Действительно, сейчас многим клиентам пришел возврат НДС, они погасили часть тела кредита, и все у них хорошо. Но следующий год будет критическим. Потому что придет время платить тело кредита. Тело кредита платить не из чего, потому что операционная деятельность не позволяет покрыть это тело кредита. И единственный какой вопрос – это опять бежать в банки и говорить – мы хотим реструктуризацию, мы хотим сделать баллон на восьмом году, потому что у нас нельзя увеличить срок кредита. То есть мы просто делаем так, что государство, не давая в одном месте субсидию 20 процентов, начинает больше давать на компенсацию процентов. Потому в итоге тело не платим. Соответственно, платим проценты, государство должно компенсировать.

Поэтому я считаю, что если сейчас официально пройдет такая информация о том, что всё, программа свернута и действительно 2018 год будет последним годом выплаты капексов, и действительно снимут на 10 процентов с 20, то вот эти 723 гектара надо поделить на 3. Останутся только те большие энтузиасты, которые уже вошли в дело, у которых построена большая инфраструктура, и в принципе им достроить ничего не стоит.

И я хочу объяснить один простой момент с точки зрения государства. Мне кажется, это аргумент, который неубиваемый. Коллеги, вот сейчас один гектар стоит приблизительно 200 миллионов. Капекс, чтобы выплатить государству, надо заплатить 40 миллионов. То есть 20 процентов – это 40 миллионов. То есть государство на один гектар должно заплатить 40 миллионов. Вот я им говорю, что налогов, которые приносит этот один гектар государству, это 14 миллионов рублей. Вот завтра построили гектар – 14 миллионов налогов. Если 40 мы делим на 14, это 3 года окупаемости государственных инвестиций. Когда инфраструктурные проекты допускаются государством, когда по 30 лет окупаемости, по 40 лет, а тут мы за 3,5 года отдаем назад деньги. Ну почему этот вопрос не рассмотреть и не поддержать?

s2RVo8OJAthAlW0hvH4or5T7vrlCbJnOЯ хочу ко всем обратиться – к членам Ассоциации теплиц России, не членам Ассоциации теплиц России – все, у кого есть тепличные комбинаты, коллеги, единственный способ, чтобы нас услышали, – это действительно консолидированный подход. Я прошу вас, пожалуйста, направьте в Ассоциацию теплиц России прямо в ближайшие дни обоснование, почему вам нужны капексы, но не просто вот такой огульный «я хочу капексы, потому что мне обещали», а объясните, почему они нужны, что действительно на вашу финмодель, если не давать эти капексы, то действительно у вас окупаемости не будет. И если мы соберем 20, 30, 40 обращений, принесем все это вместе вот такой кипой бумаг в Минсельхоз, обратимся к Алексею Васильевичу Гордееву, я уверен, что нас услышат. По одному, конечно, нет.

О. Лицингер: хотим покупать отечественные семена

Оксана Лицингер – гендиректор тепличного комбината «Чурилово» из Челябинской области поддержала:

— Абсолютно согласна с тем, что сейчас сказал Дмитрий Александрович. Расчеты окупаемости с поддержкой и без поддержки мы в Ассоциацию теплиц уже предоставили, соответствующие обращения были.

Я, как и Павел Николаевич (Грудинин), о насущном позволю себе сказать без бумажки. По действующим старым кредитам, какая у нас на сегодня как у тепличников есть проблематика? Бывает нестабильность и сбои в оказании государственной поддержки, то есть старые кредиты, субсидирование процентной ставки. Из-за изменений законодательства, по 2–3 месяца могут подписываться различные подзаконные акты, инструкции, и мы эти 2–3 месяца не получаем обещанные нам проценты субсидируемые. При этом налоги мы платим, заработную плату платим. Это та проблематика, с которой, я думаю, сталкиваются все комбинаты, которые были построены ранее.

У нас есть возможность сравнивать государственную поддержку открытого грунта и защищенного. Вот мне понравилось сегодня сравнение тепличной отрасли с Золушкой. Мы много тратим времени на обсуждение государственной поддержки в инвестиционной стадии, но, когда мы переходим в стадию эксплуатации, не получаем поддержки несвязаной, так называемой погектарной, при этом эффективность инвестиций, эффективность нашей деятельности, она также оценивается, исходя из объема производимой продукции на единицу измерения площади. И если мы производим картофель, получаем небольшие деньги, но мы их получаем. Если мы производим овощи защищенного грунта, по завершении инвестиционной стадии государственная поддержка у нас прекращается. Двумя руками поддержим развитие отечественного семеноводства. Мы хотим покупать отечественные семена, чтобы субсидировались и поддерживались производители, потому что, безусловно, у всех производителей тепличных овощей в структуре себестоимости львиную долю занимают ТЭРы, но семена – это та основа, на которой держится наше производство.

Вот хотелось бы обратиться и к Ассоциации теплиц, и к Государственной Думе, создать рабочую комиссию, в которую мы готовы, как представители бизнеса, входить, озвучивать свою проблематику и прорабатывать варианты поддержки уже действующих хозяйств.

С. Фоменков: турки потирают руки

Сергей Фоменков, вице-президент по стратегии и маркетингу ООО АПХ «ЭКО-культура», Ставропольский край, отметил:

— Я недавно вернулся от турецких производителей. Они потирают руки, каким-то образом инсайдерская информация о том, что государство сворачивает свою поддержку, до них доходит.

Более того, розничные сети все очень активно заявились на марокканских, турецких, иранских площадках, так что я думаю, что нас ждёт весёлое время. И не согласен с тезисом, что избыточная государственная поддержка сейчас как бы уделяется нашей отрасли. Дело в том, что те первые, кто входил в госпрограмму, они уже, наверное, сейчас пятый, седьмой годы, наступает время возврата тела кредита, и они стоят у нас в очереди, для того чтобы мы их рассмотрели на предмет поглощения, объединения, создания каких-то коопераций. Поскольку, слава богу, мы за это время смогли создать свою, подчёркиваю, свою научно-техническую базу. Я скажу так, что наша отрасль только-только находится в стадии формирования, развития, и вот так вот бросить её – значит не дать дорогу хорошему начинанию.

Давайте создавать научно-техническую базу. Мы готовы в этом участвовать. У нас есть хороший опыт подготовки специалистов-агрономов, специалистов, которые занимаются техническим сопровождением и обслуживанием тепличных комплексов.

Давайте не бросать нашу отрасль, а всячески всеми способами, всеми мерами со стороны государства поддерживать её. В противном случае тех результатов, которые у Петра Александровича (Чекмарева) на 2024 год заявлены, их не будет, потому что вот сейчас мы находимся в состоянии: либо отрасль будет стагнировать, либо она будет развиваться. И тоже немаловажно понимать, что томат нужно не просто вырастить, его нужно ещё и доставить в должном состоянии покупателю, а это огромные инвестиции в распределительные центры, это огромные инвестиции в холод, это огромные инвестиции в упаковку.

Н. Дубовцева: китайцы радуются

Наталья Дубовцева рассказала:

— Мы находимся в Приморском крае, город Партизанск, тепличный комбинат «Лазурный», 6 гектаров. Но, слава Богу, в этом году увеличили субсидирование, накопили, конечно, много долгов из-за высоких тарифов на тепловую энергию. Хабаровский край – 1400 за одну гикакалорию, Амурская область – 900 рублей. Ну и приятно хочу поразить всех, 2239 рублей с 1 июля в Приморском крае, у нас. О чём тут можно говорить, как можно выживать и как можно вести дальше бизнес?

Вот, смотрите, Приморье, тепличный комбинат, 7 лет нет его. Это боль моя не покидает меня, я последним генеральным директором была этого комбината. Большой вопрос по Дальневосточному тепличному комбинату. 3 гектара построили современных теплиц, в этом году он ещё не вошёл в работу.

И мы остались одни – 6 гектаров на весь Приморский край. Конечно, китайцы радуются, Китай завозит с большим удовольствием продукцию, везде. А подписано всё: Приморье, Суражевка, китайский огурец. Как мы с 6 гектарами можем перебить и конкурировать с Китаем? И, конечно, наши акционеры – это кто? Только мы работаем на энергетике, электричество 5,60, тепло 2,200, ну пока живём, существуем, даём продукцию, как дальше — большой вопрос.

А. Болдырев: импорт занимает 80% на рынке цветов России

Александр Болдырев, гендиректор АО «Мир цветов» из Республики Мордовия рассказал:

— Мировой экспорт цветов ежегодно растет на 2-3 процента и составляет 7,7 миллиарда долларов. Россия занимает 6 место с долей 4,5 процента. В 2016 году, по данным таможенной статистики без учета «серого» импорта объем российского импорта составил 1 миллиард 200 миллионов штук цветов на сумму 357 миллионов долларов. Он упал по сравнению с 2015 годом на 15 процентов вследствие роста курса доллара и падения реальных доходов населения.

После 2014 года не было построено ни одного тепличного комплекса. И по данным статистики, порядка 399 миллионов цветов срезано в России в 2016 году, и оно немного замедлилось в связи с банкротством некоторых предприятий. То есть импорт занимает порядка 80 процентов на рынке цветов России.

И вместе с тем цветоводы столкнулись с проблемами. Это рост цен на свет, на газ в 3 раза за 10 лет. А при доле себестоимости 60 процентов энергозатрат (рост стоимости запчастей, удобрений, комплектующих) вследствие девальвации рубля и отсутствия поддержки государства в инвестиционной фазе привели к высокой долговой процентной нагрузке предприятий. Были периоды, когда у нас процентные ставки составляли 18-21 процент. Сейчас они 10-11 в среднем по группе компаний. При этом если мы посмотрим на наших соседей, Армению, Казахстан, то они с 2012 года планомерно наращивают экспорт продукции, и он уже составляет 3,8 и 4,4 миллиона долларов. И основным потребителем этой продукции является Россия.

О поддержке. Конечно, мы хотели бы получить возмещение части капекса и льготную процентную ставку по аналогии с нашими коллегами овощеводами, также нас беспокоит введение с 1 января 2019 года для сельхозпроизводителей ставки НДС в размере 20 процентов. Мы хотели бы попросить вас распространить на отрасль цветоводства льготную ставку НДС в размере 10 процентов на цветы, выращенные в России. Отсутствие поддержки поставит под вопрос дальнейшую работу 150 гектар современных теплиц, которые построены за последние 12 лет, то есть банкротство предприятий повлечет невыплату кредитов банков, потерю порядка 500 миллионов ежегодных рублей, которые бюджет получает от нас в виде отчислений от заработной платы…

С. Гавриш: с протянутой рукой за семенами

Сергей Гавриш, председатель Совета директоров Группы компаний «Гавриш» отметил:

— Какая стратегия развития защищённого грунта? Никакой стратегии нет. Но, несмотря на это, я благодарен тем выступающим, которые отметили, что сорта гибрида желательно иметь отечественные. Невозможно развивать защищённый грунт без науки, это нонсенс. Вы вбухали 250 миллионов, вот взяли кредитов на строительство тепличных комбинатов, а на самом деле стоите с протянутой рукой и ждёте эти семена из Голландии.

Да, мы производим большое количество семян, мы продаём более чем на тысячу гектар наших зимних теплиц, но этого мало. Защищённый грунт — это не только старые теплицы, плёночные теплицы, это светокультура, в светокультуре нас практически нет. И нет не потому, что мы не умеем работать, у нас есть специалисты, лаборатории, у нас нет теплиц современных.

Наш селекционный центр 9 гектар и всего 2,5 тысячи светокультуры. О чём можно говорить? Как я вам выдам завтра гибрид для светокультуры? Где я его сделаю? Вы покупаете на тысячу гектар у нас семена, а не в курсе, что семена не отечественные, семена китайские, индийские, японские. Мы ведём семеноводство по всему миру.  

В России нет теплиц, где мы ведём семеноводство, их просто нет. Надо, как минимум, 30-40 гектар теплиц для того, чтобы размножать наши огурцы и томаты. Их нет. И я не могу построить, потому что наша селекционная фирма не имеет таких возможностей. Вы слышали, гектар теплиц стоит для освоения культуры 200-250 миллионов.

Поэтому, если не будет стратегического подхода государства к решению этого вопроса, ничего не будет. Вы так и будете стоять с протянутой рукой, ждать. Заложники геополитической ситуации. Не дай Бог, кто-нибудь собьёт самолёт над Голландией или мы кого-то потопим где-то в ненужном месте, и вы без семян останетесь. И все эти вот миллионы, миллиарды, точнее, которые вы взяли, они просто не то, что не окупятся, а они вообще ничего не дадут.

Необходима мощная селекционная база. Я говорю: мощная, это копейки по сравнению с тем, что вы уже вбухали в теплицы, 2,5 миллиарда – это 1 процент от того, что вы получили. Вы каждый год 2,5 миллиарда тратите на семена в Голландии. 2-2,5-3 миллиарда для защищённого только грунта. О чём речь? Должна быть какая-то государственная позиция. И я думаю, надо записать в пункт 6 не предусмотреть, не рассмотреть, не улучшить, не ускорить, а конкретно – 2 миллиарда для развития селекционной базы, для того, чтобы решить эту задачу.

М. Глушков: субсидировать закладку садов в рамках погектарной поддержки

Михаил Глушков, исполнительному директор Плодоовощного союза, информировал:

— Сегодня много говорили о том, что капексы отменяют, но я бы хотел, чтобы наши депутаты знали, что в прошлом году, в 2018 году, когда CAPEX ещё, программа работала по возмещению капитальных затрат, теплицы, которые пришли на отбор в Минсельхоз России, ни одна теплица субсидий не получила. Почему? Потому что у МСХ есть право выбирать конкретное направление поддержки. И нам, тепличникам, сказали, что, ребята, давайте мы у вас в этом году отбирать не будем, теплицы, как направление, а давайте дадим молоку и остальным направлениям, а вас перенесём всех на следующий год. И, кстати, были выделены дополнительные 5 миллиардов рублей из Резервного фонда правительства в этом году, которые, собственно, так ещё не освоены до сих пор.

И к чему это привело? К тому, что сейчас очередь на ту государственную поддержку, о которой мы говорим, по сути, составляет 2 года. То есть по нашим оценкам это порядка 14 миллиардов рублей только субсидий, а в прошлом году 7 миллиардов рублей составляла потребность в субсидиях. У нас до 2017 года ставки на закладку сада устанавливались на федеральном уровне, и это было правильно, потому что все понимали, сколько они получат субсидию на закладку сада и на уход за садом. А сейчас эти ставки включены в единую субсидию и переведены, по сути, на решения тех регионов, в которых реализуются инвестиционные проекты.

Вот, например, в Московской области, насколько я знаю, эта ставка ноль. Например, в Крыму эта ставка 900 тысяч на гектар. И, причём, эта ставка каждый год меняется. Потому что её не устанавливает Федерация, её устанавливает каждый раз регион, исходя из тех объёмов денег, которые до них доведены и исходя из тех показателей, которые у них есть. Наверное, это неправильно. И вот здесь я предлагаю всё-таки подумать и рассмотреть вопрос о том, чтобы субсидировать закладку садов в рамках погектарной поддержки.

П. Чекмарев: ничего нового нет – все упирается в деньги

Петр Чекмарев, директор департамента растениеводства МСХ РФ прокомментировал услышанное:

—  Очень интересная дискуссия. Но должен сказать, что все вопросы, которые здесь обозначены, мы с вами их неоднократно обсуждали на разных площадках, и в Совете Федерации, и в Минсельхозе, и на других форумах. Ничего нового для нас нет, для Министерства сельского хозяйства. Коллеги, всё упирается в одно – упирается в деньги.

Сегодня для того, чтобы просубсидировать все теплицы, долг накопился, где-то в пределах 20 миллиардов рублей, плюс 17 миллиардов рублей идет на обслуживание кредитов, которые получены. Поэтому у Минсельхоза на сегодняшний день понятно, что этих денег нет. В случае выделения этих средств при нашем с вами вместе лоббировании этого направления, я думаю, что будет решена та проблема, о которой мы сегодня говорим. Поэтому 20 миллиардов рублей на капексы сегодня необходимы. Если на площадке Государственной Думы, правительства будет принято такое решение, министерство выполнит строго все поставленные задачи.

В. Кашин: академики принесли приказ в слезах

Председатель аграрного Комитета ГД Владимир Кашин подчеркнул:

— К несчастью, мы сегодня имеем действительно много нерешенных проблем. Если говорить об овощеводстве и плодоводстве, то мы с вами в основном получаем валовую продукцию для отчета в личных подсобных хозяйствах.

Мы с вами очень много, больше 50 процентов, к сожалению, завозим овощей и плодов из-за рубежа. Продовольственная корзина, как вы знаете, только по плодовым, она на уровне 100 килограмм на человека. Это 14,7 миллиона тонн. Мы производим с вами 3,8, а товарного в принципе — около 800 тысяч тонн. Всё остальное опять у населения, а там нет ни заготконтор, ни большого перспективного в этом плане развития.

Поэтому 16 тысяч закладки в год, которую сегодня осуществляем, — мы считаем, что это и есть определённое достижение. Но лучше выйти на 30 тысяч гектар в год, с тем чтобы в ближайшие 10 лет получить соответствующие 300 тысяч гектар дополнительно плодоносящей садовой площади в виде интенсивных, хорошо соблюдающих технологии плантаций и выйти дополнительно на уровень 10 миллионов тонн, с тем чтобы решить поставленные задачи.

Хочу сказать, погектарная поддержка теплиц должна, конечно, носить другую составляющую — поддержка каждой сотки. Что касается поддержки нового строительства и реконструкции, и животноводческих ферм и, естественно, защищённого грунта. Мы считаем, что восстановить обязаны. В этом ключе должны двигаться и обязательно, у меня нет сомнений, что 2019 и 2020 год, и 2021-й пойдут с сохранением этих систем, которые должны работать на уровне тех 20 процентов…

Петр Александрович (Чекмарев), я не знаю, как это без нас там, кто это наломал дров. Издали приказ, я хочу сказать, за который надо просто выстегать, по Минсельхозу, что за каждый сорт, представленный сорт испытания там такие бабки надо отваливать. Допустим, наш один только институт должен 80 миллионов в год заплатить за это. Это, слушайте, никому не показывайте этот приказ. Мне его принесли академики в слезах. Что же нас зарываете? Это по дружбе кто-то сообразил или там нового какого-то заместителя министра обули.

Но и мы с вами два академика это допустили. Давайте исправлять ситуацию. А сегодня мы едины в этом понимании, что именно проблема продовольственной безопасности определяет вместе с селом национальную безопасность страны и сюда так же, как и на оборону выделяют около 3 триллионов рублей. Но триллион — это минимальная сегодня тема с учётом устойчивого развития села. Это деньги, которые должны идти на агропромышленный комплекс. Их освоение требует жёсткого контроля.

Давайте менять и всю систему бюджетирования. Тогда у нас не будет освоения в первом квартале на уровне 5-7 процентов, а в четвёртом квартале — 60 процентов закапывания денег. Будет действительно решаться тема по государственному.

 

Источник

Поделиться