Лен «Ы»

Ученые ВНИИ масличных культур решили 150-летнюю задачу.

Кто видел поле цветущего льна, картину эту не забудет – будто небо опрокинулось на землю. Красиво так, что дух захватывает. В этом году мы, к сожалению, на эту фазу не попали.

Приехали во ВНИИМК, когда лён стоял уже в коробочках. Городские табло показывали раскалёнными цифрами 38. Это, понятно, в тени. На поле было, по ощущениям, никак не меньше градусов 50, а растрескавшаяся от зноя почва прожигала подошвы обуви, превращая их в две сковородки. Селекционеров, похоже, эти муки не терзали. Зачехлённые в белые халаты, укрытые широкополыми шляпами, они спокойно трудились на делянках.

Долгунец, кудряш и межеумок

– Лариса Григорьевна Рябенко – заведующая лабораторией селекции льна масличного, кандидат сельскохозяйственных наук, – представил коллегу тоже доктор, заслуженный деятель науки Кубани Сергей Зеленцов.

До этого он уже успел пояснить, что лён обыкновенный делится на три вида: лён-долгунец, лён-кудряш и – промежуточная форма – межеумок. По сути это один и тот же вид, поэтому из кудряша можно сделать долгунец, а из долгунца – масличный.

Памятуя наставление Козьмы Пруткова: «Зри в корень», первый вопрос Ларисе Григорьевне, какие почвы подходят для посевов льна.

– В принципе, он растёт на всех почвах. Мы отправляем семена на сортоиспытания практически во все льносеющие зоны, которые существуют у госкомиссии. Очень хорошо себя показывают наши льны в Средней полосе, в Сибири. В Сибири вообще замечательные урожаи получаются. Там климат подходящий, влаги достаточно.

– Это влаголюбивая культура?

– Вообще влаголюбивая, но не во все периоды. Когда посеяли, ну, для любой культуры нужна влага, а потом, когда идёт фаза «ёлочки», он терпим к дефициту. Но мы работаем и над засухоустойчивостью тоже. Посмотрите, какие трещины, а лён у нас растёт.

– Тут сказывается недостаток сплошного посева, – включается в пояснения Сергей Викторович. – На широкорядных посевах можно культивацию сделать, так называемый сухой полив.

А с междурядьями 15 см, а то и 7,5, это невозможно.

Рассказали учёные, что идеальные сроки сева, во всяком случае для Краснодара, – третья декада марта – первая декада апреля. Лён преимущественно яровая культура, однако есть опыт и подзимних посевов в ноябре. Сорт Снегурок, например, выдерживает 20-23 оС мороза. Такой озимый лён созревает уже в июне.

– Слышала от фермеров, что привлекателен лён тем, что не совпадает по срокам уборки с зерновыми. Но вот убирать его морока – волокнистые стебли забивают режущую поверхность.

– Ну да, к уборке льна обычно приступают после озимых зерновых. А проблема решается правильной настройкой комбайна. Опытные механизаторы отключают нижние ножи, оставляя только верхние.

– Обычный зерновой комбайн прекрасно справляется с уборкой. Другое дело – как нам быть с растительными остатками, – включается в обсуждение Сергей Зеленцов. – Если после льна по сево­обороту идёт пшеница, тут у нас такие жгуты льняные. Сволакивать – затраты большие, лущением закрыть в почву – в сухой зоне остатки не перегнивают и два, и три года.

Вот такие противоречия: льняные ткани ценятся за то, что изделия из них носятся до полувека, а земледельцам это же свойство помеха – не гниют пожнивные остатки.

Лён – лекарь людям и себе

О полезных свойствах льняного масла известно ещё из трудов Авиценны и Гиппократа. В семени льна содержится целый букет уникальных кислот: линолевая, олеиновая, пантотеновая, аспаргиновая, никотиновая, а также лигнаны, тиамин, триптофан, лизин, метионин, глицин, фосфаты, марганец, натрий, магний, кальций, цинк, калий, медь, бор, железо, хром, витамины Е и А. Семя льна замедляет процессы старения, помогает в борьбе с вирусами и микробами.

Может лечить и льняная одежда. В любую жару температура между телом и тканью остаётся на 3-4 оС
ниже атмосферной. В прохладную погоду лён, наоборот, держит тепло. Ткань не электризуется, не липнет к телу. Лён ещё и антисептик – раны под льняными бинтами заживают быстрее, чем под хлопчатобумажными.

Но лён и себя лечит. Вредителей у него немного. Наиболее опасный – крестоцветная блошка.

– Тут главное не упустить момент. Маленькие полуторамиллиметровые жучки, блошками их окрестили за то, что скачут, выгрызают паренхиму листа – зелёную мякоть. В фазе всходов самое страшное – когда блошка съедает всю листовую поверхность, и стебель остаётся без листьев. Беда, если подъели точку роста. Для борьбы с крестоцветной блошкой подходит любая контактно-системная химия, – уверяет Лариса Рябенко.

А вот против болезней лён и сам за себя постоять может. Конечно, с помощью учёных. Серьёзный урон льну способен нанести фузариоз.

– Лечение его малопродуктивно. Тут либо севооборот, либо обеззараживание, протравливание семян. Но оно сопряжено с большими сложностями, потому что семена льна вообще не терпят влагу, они сразу ослизняются, – в подтверждение Сергей Викторович переворачивает руку ладонью вниз, а семена льна с неё не падают. – Потому что поверхность льна покрыта стекловидными полисахаридами. Им достаточно малейшей влаги, чтобы вступить в реакцию. Эти слизи – благо для человека (применяются в лечебных целях) и для самого растения. Они являются природными фунгицидами. Когда семя попадает в почву, стекловидные полисахариды оводняются и становятся слизями. Они занимают какой-то объём вокруг семени и убивают фузариоз. Фунгицидного эффекта слизи хватает на 7-10 дней. За это время растение выскакивает на поверхность, а на стадии проростка фузариоз уже не так страшен, – раскрывает механизм защиты доктор сельскохозяйственных наук. – Если нам не нужно протравливать семена, мы экономим до двух тысяч рублей на гектаре. Кстати, слизи нейтрализуют и токсины льноутомления.

Льноутомление – болезнь, над разгадкой которой льноводы всего мира безуспешно бились 150 лет. Что она представляет собой, понять не могли. Только выяснили практики, что возвращать лён на одно и то же поле можно не раньше чем через 5-7 лет, иначе урожая не видать. И наконец кубанские селекционеры смогли воскликнуть: «Эврика!»

– Мы единственные в мире занимаемся слизями на льне. И столько интересного понаходили – на уровне открытий, – на этом учёный останавливается, не раскрывая все секреты.
А нам и того достаточно знать, что впервые в мире в Краснодаре создали сорт, которому не страшно льноутомление – хоть каждый год сей его на одном и том же месте. При этом и к фузариозу он устойчив.

Серия сортов «Ы»

– В Саратове, где я выступал на европейском симпозиуме, тоже все сразу заулыбались: «Чтоб никто не догадался?» Все ж помнят фразу из гайдаевской кинокомедии. На самом деле история более интересная, – замечает Сергей Зеленцов.

Жаль рассказ учёного уродовать сокращениями, но газета не безразмерная. Короче, в селекции очень большая проблема оригинально назвать сорт, чтоб от был запоминающимся и не потерялся в перечне, как бывает с цифровыми «именами». Так вот: на заре железнодорожного строительства, когда встал вопрос о соединении Туапсе и Армавира, стало понятно, что обычный паровоз не сможет преодолеть горную часть пути из-за своих размеров. Понадобился короткий тяжёлый локомотив, способный легко огибать горные выступы, тянуть состав вверх и держать его при движении вниз. Инженеры создали такую конструкцию, обозначив серию короткой аббревиа­­-
турой Ы. До 60-х годов прошлого века курсировал Ы-паровоз от Туапсе до Армавира и обратно: день туда – день оттуда. Тем и заслужил определение – короткоротационный. Вот и сорт льна Ы-117 и его линейка подходят для короткоротационных севооборотов. Практически монокультура – хоть из года в год сей лён по льну. Как же это оказалось кстати.

О «пользе» ГМО

Народ не случайно сложил массу поговорок, суть которых одна: кто посеет лён, тот пожнёт золото. Мы уже выяснили, что культура эта не особо привередлива к почвам и влажности, выдерживает высокие и низкие температуры. При хорошо сложившихся условиях можно получить до 25-28 ц/га. Не случайно Россия в XIX веке переживала льняной бум. Спрос был и внутренний гигантский, и экспорт колоссальный. Одна только Англия закупала ежегодно до 10 млн пудов маслосемян. Плюс Германия, Франция, другие страны. Перед Первой мировой войной Россия производила полмиллиона тонн семян. И в советское время до 1930-х годов более пятисот тысяч гектаров посевных площадей приходилось на лён. А потом его стал вытеснять подсолнечник, масло из которого имеет гораздо больший срок хранения, тогда как льняное при всех достоинствах быстро прогоркает. И дошло до того, что в начале 2000-х общая площадь подо льном составляла всего 5 тысяч гектаров. Возродить интерес к доходной культуре помогла заграница.

– Последние два десятилетия Европа стала активно использовать лён как пищевую добавку. Долгое время свои потребности европейцы закрывали канадским льном. А потом вдруг выяснилось, что Канада поставляет в Европу ГМО-лён. В 2009 году возник скандал. Европейцы отказались от прежних поставщиков, и рынок оголился. Европа обратила свои взоры на Россию. Поэтому у нас за три года, к 2011-му, площади под посевами льна увеличились в десять раз. Если не ошибаюсь, в 2015-м или 2016 году впервые за всю историю России посевные площади, занятые льном, превысили 700 тысяч гектаров, – подытожил Сергей Зеленцов.

Вот и озолотился тот, кто вовремя уловил конъюнктуру. Ведь цена товарного льна в первые годы после ГМО-скандала не опускалась ниже 300-360 евро за тонну. Теперь, правда, конкуренция возросла. Европейский рынок стали осваивать казахские аграрии. Да и канадские селекционеры разработали целую линейку обычных, не ГМО, сортов и всеми честными и нечестными способами (демпингуя, включая политические рычаги) активно отвоёвывают у нас рынки. Но это не страшно, если наладить в России переработку льна. Тем более что наши сорта лучше импортных по всем параметрам. Российские селекционеры ушли далеко вперёд от иностранных коллег.

 

Источник

 

Поделиться