От зерновых — к техническим и кормовым

Аграрии Сибири в поисках перспективных направлений.

Агропромышленники Сибири не уменьшают объем посевных площадей, но зато меняют их структуру в пользу технических и кормовых. Пусть с задержкой, но сельскохозяйственный бизнес перестраивается и ищет новые перспективные направления

После прошлогоднего переизбытка зерна у сибирских аграриев новые испытания — погодные условия в Сибири признаны аномальными.

Вынужденная диверсификация

В прошлом году ранний снег помешал посеву озимой пшеницы, а затяжные дожди и низкая температура в Алтайском и Красноярском краях, Новосибирской и Кемеровской областях затормозили начало посевной. В Алтайском крае, Новосибирской и Омской областях введен режим чрезвычайной ситуации, который позволит сельхозпроизводителям продлить льготные кредиты и не попасть под штрафы из-за срыва сроков посевной. Погода повлияла и на структуру посевных площадей — пшеницу в таких условиях сеять невозможно, по­этому в регионах ее экстренно заменяют на другие культуры — лен, гречиху, кормовые культуры и многолетники.

Большинство хозяйств в этом году сделает акцент на создание кормовой базы для животноводства и выращивание технических культур — рапса, подсолнечника и масличного льна. Так, в Бурятии под засухоустойчивые кормовые культуры отдано 65,5 тыс. гектаров (110% к уровню прошлого года), в Новосибирской области кормовые культуры будут размещены на площади 688 тыс. гектаров (110% к 2017 году), технические культуры займут 124 тыс. гектаров (149% к 2017 году). Площади масличных и кормовых культур в регионах увеличиваются в связи с налаживанием торговых связей с Юго-Восточной Азией (Монголия и Китай) и высокой рыночной стоимостью.

Площади зерновых и зернобобовых уменьшили в Алтайском и Красноярском крае (93% к прошлому году), Кемеровской (с 67,5 до 64,3%) и Новосибирской области (96%) и Омской областях, на прежнем уровне остались в Бурятии. «Снижение площадей зерновых и зернобобовых культур обусловлено низкой рыночной стоимостью зерна и потерей части урожая в связи со сложными погодными условиями 2017 года: в июне — град и засуха, в сентябре — раннее образование снежного покрова, был введен режим ЧС краевого масштаба», — говорят специалисты Минсельхоза Красноярского края. Совсем отказываться от сева пшеницы аграрии не собираются — даже если это будет не высококачественное экспортное зерно, хозяйства получат пшеницу II и III класса и кормовой зернофураж для скота.

«Пересмотр структуры площадей — это скорее вынужденная необходимость, нежели долгосрочная стратегия, — уверен руководитель зернового направления Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Олег Суханов. — Я не думаю, что в перспективе 10–15 лет коренным образом поменяется структура и значительно уменьшится площадь под пшеницей и расширится под чем-то еще. Разумеется, будут планомерно расти площади под масличными, но в силу природно-климатических особенностей региона маловероятно ожидать значительных изменений структуры». Аналитики Российского зернового союза считают, что снижение площадей под пшеницу — совершенно нормальная стратегия, однако нужно учитывать большую инертность сельского хозяйства, поэтому ждать каких-то резких изменений сложно.

Цены вверх

С августа прошлого года наблюдалось серьезное падение цен на зерновые культуры. Но в мае 2018 года зернопроизводители отметили тенденцию роста цен на пшеницу. Директор ЗАО «Политотдельское» (Новосибирская область) Виктор Бунин говорит: «За три рабочих часа сегодня поступили восемь звонков с просьбой продать пшеницу. Никто не может дать гарантий урожая в этом году, а в следующем опять нужно будет сеять, поэтому сейчас все озаботились запасами для будущей посевной». Продавать свою пшеницу он не намерен, собирается дождаться урожая, и лишь потом избавляться от излишков. Директор ООО КХ «Партнер» Андрей Кожанов считает, что в июле-августе цены на зерно будут максимальными.

«Мы видим снижение цен на пшеницу в центральном регионе и в некоторых регионах Поволжья, а также на фуражную пшеницу на юге, в связи с тем, что в портах началась торговля новым урожаем по более низким ценам. В Сибири нет факторов для снижения цен — наоборот, в ряде регионов есть определенный дефицит товара и в связи с высоким потреблением, и в связи с субсидированным вывозом зерна. После завершения посевной возможна продажа стоков зерна, но пока сев не завершен, ситуация будет напряженной», — говорит Олег Суханов.

Аномальные погодные условия нынешнего сезона сдерживают темпы весенних полевых работ и формируют пессимистический прогноз на урожай текущего года, что в свою очередь способствует формированию растущих трендов. Аналитики рынка не смогли дать прогноз по ценам на зерно в текущем году — настолько непредсказуемы результаты сезона. «На днях мы понизили прогноз по России и в первую очередь по Сибири, очень плохие погодные условия, — сообщили в агентстве «СовЭкон». — Прямо сейчас большая задерж­ка посевов, оптимальное время для сева яровой пшеницы уже много где пропущено, поэтому мы полагаем, что будет сокращение урожайности и сокращение объемов урожая».

Новые надежды

«В Сибири или в любом другом регионе невозможно принципиально поменять структуру посевных площадей, — говорит директор аналитического агентства «СовЭкон» Андрей Сизов. — Я предположу, что те, кто имеет такую возможность, посеют пшеницы поменьше. Другое дело, что в условиях Сибири альтернатив ей не очень много. В этом году мы можем увидеть продолжение тенденций последнего времени по увеличению площадей под масличные». В прошлом году СФО стал крупнейшим производителем рапса за всю историю, экспортировали его в Китай и Монголию. Продукт оказался востребованным — прирост составил 504%, и рапс стал 31 товаром по объему экспорта региона. В 2018 эта тенденция сохраняется, округ на втором месте в России по объему экспорта. Семена рапса высоко ценятся не только как источник пищевого растительного масла, но и считаются отличным сырьем для биотоплива, спрос на которое с каждым годом растет. А отходы переработки семян — жмых и шрот — являются высокобелковыми концентратами, которые используют в рационах сельхозживотных. Рапс ценится и с агротехнической точки зрения как сидеральная культура.

Андрей Сизов уверен, что кризис прошлого года способствует развитию рынка. «Думаю, что если бы в предыдущие годы не было этой политики по искусственному поддержанию цен на пшеницу через механизм интервенций, то регион гораздо раньше бы перестроился и стал заниматься чем-то, чем имеет смысл заниматься без поддержки государства. Не стоит особо рассчитывать, что субсидии, ж/д-перевозки что-то серьезно поменяют и окажут заметную поддержку. Я не вижу в этом экономического смысла», — говорит эксперт.

Для Кемеровской области рапс — единственная экспортная культура. В 2017 было экспортировано 29,3 тыс. тонн рапса. В этом году кемеровские хозяйства решили увеличить посевы рапса на 13,7 тыс. гектаров, до 65 тыс. гектаров (с 6,8 до 9, 4% посевных площадей), что должно обеспечить валовый сбор на уровне 93 тыс. тонн. Тем не менее, Минсельхоз Кемерова не рекомендует делать ставку на одну культуру, так как впоследствии большой объем урожая может резко снизить цену на нее. «Мы призываем селян обратить внимание и на другие культуры — лен, чечевицу, сою», — говорят в кемеровском Министерстве. В Алтайском крае посеяно 90 тыс. гектаров сои (в 2017 году — 50 тыс. гектаров). В Новосибирской области технические культуры займут 124 тыс. гектаров (на 41 тыс. гектаров больше, чем в 2017 году).

Пахать по науке

В условиях диверсификации села возрастает роль научных разработок. По информации журнала «Эксперт-Сибирь», учреждениями в ФГБУ науки Сибирского федерального научного центра агробиотехнологий Российской академии наук (далее — СФНЦА РАН) создано более 200 сортов сельскохозяйственных растений (зерновых, зернобобовых, кормовых, технических культур). Сорта картофеля селекции Кемеровского НИИСХ — филиала СФНЦА РАН возделывают на территории 14 республик и 34 областей Российской Федерации.

Проблемы оптимизации и автоматизации процессов орошения и удобрения почвы также лежат в плоскости научного интереса. Ученые Сибирского федерального университета и Красноярского научного центра СО РАН создали «умные удобрения», соединив традиционное удобрение с биоразлагаемым полимером. Это позволило замедлить процесс разложения и выделения в почву питательного вещества, и в итоге возросла эффективность использования подкорм­ки и снизилась нагрузка на окружающую среду.

На экспериментальных площадках внедряются цифровые технологии — «точное земледелие». Современные системы обработки информации позволяют наносить на карты местности любые сведения. «Выделив любой объект на карте, мы увидим всю информацию, которая занесена о нем в систему, — рассказывает о геоинформационной платформе РусГис, разработанной «Ростелекомом» в 2016 году, руководитель проектов макрорегио­нального филиала «Сибирь» ПАО «Ростелеком» Александр Бакиров. — Собственник земель, их площадь, история перехода прав собственности, кадастровые номера и любая другая информация может быть доступна всем пользователям системы. Платформа позволяет проводить аналитику, сравнение, мониторинг, хранить историю по предыдущим годам». В 2017 году компания Ростелеком внедрила платформу РусГис для Министерства сельского хозяйства Алтайского края. Благодаря этому любое краевое ведомство может пользоваться картографической подложкой и вносить в нее необходимые данные. Сейчас программа объединяет сведения о более 135 тыс. участков сельхозугодий в 60 районах Алтайского края. В регионе самая большая площадь пашни — 6,5 млн гектаров — среди других субъектов федерации России. Интерактивная карта дает возможность поиска земельных участков сразу по нескольким критериям, просмотра общих сведений, границ участков и других геоданных. В регионе эти данные используются в том числе для учета и анализа земель и выделения средств государственной поддержки и субсидий для сельхозпроизводителей.

Созданная система размещена в Центре обработки данных (ЦОД) ПАО «Ростелеком». Задействованные мощности позволят работать в системе одновременно 100 пользователям.

В Омской области проходят апробацию беспилотные летательные аппараты («дроны») московской компании «АэрАгро». Беспилотники в сельском хозяйстве используются с 2011 года, но их применение все еще не носит массового характера. Обследование территорий с помощью дронов применяется для расчета параметров паспортов плодородия, создания карт всхожести, вегетационного развития и планов внесения удобрений, позволяет прогнозировать урожайность и определять оптимальные сроки уборки урожая. «Эти разработки могут снизить риски агроцентров — поставщиков крупных торговых сетей, — говорит технический директор «АэрАгро» Роман Жуков, — а также производителей ценных агрокультур, например тех, из которых изготавливают специи или косметические масла. Средняя стоимость агрострахования таких культур — 1 000 руб­лей за гектар, и методы аэрозондирования используются, чтобы доказать факт ущерба урожаю». Используют эти методики и агрохимические службы, которые занимаются паспортизацией сельхозугодий.

В Красноярском крае экспериментально применяют разработку сибирских ученых по космическому мониторингу. На основе комбинации методов дистанционного зондирования, ГИС-технологий и ландшафтного картографирования она осуществляет непрерывный мониторинг состояния сельхозугодий на территории региона. Система помогает автоматизировать и наладить электронный документооборот между сельхозпроизводителем и представителями администрации муниципального района — сформированные отчеты содержат информацию о планах посевов очередного полевого сезона и итогах сева с точностью до отдельных полей. Разработка находится на этапе опытной эксплуатации в фермерских хозяйствах Сухобузимского района, а также на рабочих местах представителей районной и краевой администрации.

Поддержать амбиции

У технико-технологического отставания России в сфере АПК от развитых стран мира есть как минимум две причины: недостаточный для модернизации уровень доходов сельхозпроизводителей, и второе — стагнация сельхозмашиностроения. На решение этих ключевых для отрасли проблем нацелен ряд пунктов в принятой на государственном уровне стратегии развития сельского хозяйства страны до 2020 года. Поддержка и общий рост отечественного сельхозмашиностроения обозначены в ней приоритетными целями. И подвижки в этом направлении уже заметны, считает Виктор Зобнев, депутат Государственной Думы РФ по Рубцовскому одноман­датному округу и председатель Экспертного совета по законодательному обеспечению сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения при профильном комитете Госдумы. Он приводит данные статистики: еще совсем недавно соотношение техники, работающей на полях страны, было 25/75 в пользу импортного производителя. За последние три года доля отечественной техники на российском рынке выросла вдвое — до 54%.

Немалая заслуга в этом «рывке» принадлежит предприятиям «Алтайского кластера аграрного машиностроения», созданного при содействии администрации крупнейшего агрорегиона страны — Алтайского края. Входящее в кластер объединение компаний «Алмаз» — сегодня один из самых весомых игроков рынка не только на территории родного края. Предприятия «Алмаза» являются членами ассоциации «Росспецмаш» — крупнейшего российского объединения производителей сельхозтехники. Техника и запчасти под маркой «Алмаз» сегодня хорошо знакомы аграриям всей страны.

«Такие показатели стали возможными благодаря высокому качеству отечественной продукции, соотношению цена-качество. Во многом импортозамещению способствовало Постановление правительства № 1432, которое направлено на поддержку российских производителей сельскохозяйственной техники. Эта мера позволяет предприятиям развивать мощности. Уже несколько лет подряд промышленная отрасль в России демонстрирует стабильный рост объемов производства. В Алтайском крае показатели выше среднероссийских, в том числе и благодаря грамотным действиям правительства края, направленным на повышение инвестиционной привлекательности региона, благодаря поддержке развития производств», — говорит депутат.

По его мнению, на деле свою эффективность доказала и такая форма, как губернаторские гранты для поддержки инновационной деятельности машиностроительных предприятий. Тем не менее, производители сельхозтехники ставят перед собой еще более амбициозные задачи.

С 2015 года Алтайским машиностроительным заводам удалось удвоить объемы производства. При этом в «Алмазе» убеждены, что радикально изменить ситуацию с изношенностью российского парка сельхозтехники можно только общими усилиями — развивая партнерства и дилерские сети и при государственной поддержке АПК в целом. На днях в федеральном Минпромторге сообщили, что впервые за шесть лет сельхозмашиностроение показало спад производства. Спад спроса эксперты связывают со снижением доходности в агропроме из-за низких цен на зерно. Исправить ситуацию должны льготные кредиты на технику — по данным Минсельхоза, на конец мая заявок аграриев накопилось уже в 1,3 раза больше, чем годом ранее.

Что касается поддержки отрасли со стороны Минпромторга, сегодня в России уже есть успешный опыт реализации программы государственной поддержки сельхозмашиностроения, субсидируются научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. По словам депутата Госдумы Виктора Зобнева, Минпромторг РФ планирует до конца 2018 года разработать стратегии развития по двум десяткам отраслей промышленности. Представитель алтайских интересов в Думе убежден, что вопросу применения инноваций там будет уделено ключевое внимание, в том числе — в области сельхозмашиностроения.

 

Источник