Аграрное образование: крутое пике

Мнение Сергея Гончарова, профессора Воронежского ГАУ.

Масштабные изменения агропромышленного комплекса, происходящие в нашей стране, – следствие глобальных тенденций и грандиозных изменений.

Способность России адекватно реагировать на вызовы изменяющегося мира в значительной степени определяется состоянием аграрного образования как базы для подготовки профессионалов. Между тем эксперты констатируют усугубляющийся кризис подготовки кадров и их низкий профессиональный уровень как следствие недостаточного уровня подготовки студентов аграрных вузов, образовательные программы которых, увы, уступают мировым стандартам.

Успехи АПК родом из СССР?

Образование вместе с наукой – главные локомотивы повышения конкурентоспособности АПК и выхода из кризиса. Однако трудно объяснить то, что так называемое импортозамещение ведется административными методами без инвестиций в науку и образование. А устойчивый рост АПК последних лет стал результатом импорта новых технологий и реализации образовательных функций аграрных вузов на базе кадров экс-СССР. Что же будет дальше, когда эти кадры уйдут?

Попытки обращения академиков с помощью открытых писем к президенту РФ лишь констатируют отсутствие в нашей стране механизма обратной связи для исправления ситуации, которая создает прямой урон государству. Сегодняшние руководители образованием и наукой, по меткому выражению академика Владимира Фортова, «все с большим энтузиазмом движутся от одного провала к другому», не слишком доверяя мнению профессионалов.

«Три кита» аграрного образования

Экономия последних лет на аграрном образовании привела к перегрузке преподавателей аудиторными часами: для проведения одного аудиторного часа требуется один час внеаудиторной подготовки. Таким образом, при нагрузке 900 аудиторных «горловых» часов в год (и фактической 1800 часов) у преподавателя нет основных ресурсов на науку – времени, инструментария и мотивации.

Кроме того, в последнее время преподаватели заняты многократным переписыванием и корректированием рабочих программ дисциплин, фондов оценочных средств и другой учебно-методической документации, требования к которой регулярно меняются Минобром. Новые или откорректированные федеральные государственные образовательные стандарты это профильное министерство утверждает с такой скоростью, что работники вузов зачастую еще не успеют сделать документацию под одни требования, как уже выходят другие. О каких научных изысканиях или инновациях можно говорить? Как требовать с преподавателя публикации, участие в грантах, если до 25% рабочего времени уходит на бумаготворчество?

Ситуация усугубляется так называемым менеджментом качества. По мнению экспертов, он почти не влияет на реальную ситуацию, но отбирает у преподавателя последние остатки времени. «Менеджмент качества» по сути отделяет роли личности педагога от знаний и умений, которыми он обладает.

В глазах чиновников Минобра публикации и индекс цитируемости – главные критерии эффективности. Вероятно, они не знают о быстро растущей учебной нагрузке преподавателей, а значит, о снижении возможности заниматься наукой. Процесс искусно замаскирован под заботу об уровне их зарплат (не менее 200% от среднего по региону) в соответствии с майскими указами президента РФ. Автору (профессору с 18-летним стажем) непросто верить Росстату, согласно которому у преподавателей вузов она в России за девять месяцев 2016 года составила в среднем 50 тыс. руб.

Если невозможно фактически повысить зарплату, значит, надо создать условия недостижимости исполнения указа. Как? Изменить подход к оценке нагрузки. Сегодня за курсовую работу, проверку контрольной работы или отчета преподаватель запишет себе «в зачет» вдвое-втрое меньше, чем раньше. В результате уже более половины преподавателей большинства аграрных вузов числятся уже на 0,75 или 0,5, а то и на 0,25 ставки. И от этих людей ждут достижений на уровне мировых?

Аграрный вуз должен служить основным каналом для трансфера знаний, технологий и характеризоваться «объемами» – площадями, инфраструктурой, техникой, оборудованием и…кадрами. Он призван выполнять следующие функции:

  • образовательные (передача студентам практических знаний, умений, навыков, выработка алгоритмов поиска решений и др.);

  • научно-исследовательские, связанные с аграрным профилем;

  • связь науки с производством, то есть совмещение знания достижений науки с пониманием особенностей производства и сопутствующих рынков для трансфера knowhow, технологий, инноваций от науки к производству.

Формально преподаватели должны быть вовлечены во все эти три направления с регламентацией примерно равных долей участия в каждом, как это принято в мировой практике. Фактически доминирует (и быстро растет!) образовательная функция, в результате чего страдают две другие. Более того, они превращаются в профанацию из-за причин неадекватного менеджмента и…торжества псевдонауки. Больше времени на бумагу – меньше времени на науку. Чуть ли не в половине защищаемых диссертаций по земледелию исследования проходили в производственных условиях, которые весьма далеки от требований к проведению опытов. А вал малозначимых публикаций сомнительного достоинства – лишь закономерный результат такого подхода.

«Меньше кормить и больше доить!»

Удивляет упорное игнорирование потребности в инвестициях в научную деятельность, сопряженную с дефицитом материальных и человеческих ресурсов. Парадокс: под благовидными предлогами укрупнения подразделений «слиты», а по сути уничтожены, например, кафедры селекции и семеноводства в большинстве вузов в то самое время, когда как никогда раньше актуальна необходимость импортозамещения на рынке семян. Лишь героическими усилиями коллективов сохранились единичные кафедры, например в Воронежском ГАУ, к сожалению, в сильно ужатом виде (3 ставки на 7 «случайно уцелевших квалифицированных исполнителей»). Такие необдуманные и рационально не объяснимые слияния происходят и с другими кафедрами.

Современная концепция агарного образования до 30-го года на первый взгляд вполне адекватна современным вызовам. Сомнения вызывает главный ресурс, необходимый для его реализации: кадры, наличие профессионалов. За минувшее десятилетие количество научных сотрудников аграрных НИУ сократилось на 40%, в том числе кандидатов наук – почти на 30%, докторов – на 7%. Число поступающих в аспирантуру уменьшилось на 60%. В аграрных вузах ситуация не намного лучше.

Зато идет активное внедрение в практику принципов эрзац-образования – так называемого обучения online, примитивизации методов, когда выделяется 2 часа на вводную лекцию, за которой почти сразу следует зачет (экзамен). Эти и другие приемы разрушают классическую национальную систему образования и оставляют лишь недоумение в умах студентов и разочарование у преподавателей «старой школы». Аудиторные часы на базовые дисциплины (генетика, селекция и др.) нещадно порезаны. Вуз по традиции ведет недружественную политику в отношении преподавателей, совмещающих свою деятельность с производственной, как в части расписания, так и в отношении нагрузки. В результате большинство совместителей вынуждены прекратить сотрудничество с вузом. В фонде оплаты труда наблюдается перекос в пользу административного персонала в ущерб оскудневшему преподавательскому составу.

Еще одна напасть на головы преподавателей – Рособрнадзор, который с легкостью лишает аккредитации вузы по тем или иным направлениям на основании проверок, провоцируя неразбериху в головах работников и неизбежные кампании по очередному «улучшению качества». Вероятно, можно с пониманием относиться к попыткам повысить эффективность образования, если бы не абсолютная непрозрачность принятия решений. Особенно в случаях, когда отнимают лицензию по направлению, в отношении которого вуз является лидером…

«Верхам» всегда было удобно пенять на низкую эффективность труда в образовании и науке, прикрывая собственную неспособность формировать условия и предпосылки цивилизованного рынка образовательных услуг. Они не хотят признавать, что производительность труда не может быть высокой в условиях всевозможных ограничений рынков, мизерных зарплат, санкций. От попыток повысить эффективность в ходе усиления эксплуатации человека веет чем-то ретроградным, плохо прикрываемым рассуждениями на тему инноваций и модернизаций.

Потребность в модернизации нуждается не только в доступе к инновациям, новым технологиям, универсальным знаниям, но и в социально-экономических условиях, среде, дружественной к этим самым инновациям, идеям. Их рождение должно стать правилом, а не счастливым исключением, на что следует направить все усилия и ресурсы. Однако «эффективным менеджерам» удобнее не создавать благоприятную среду для инноваций, а упрощать себе жизнь, сосредоточив усилия на так называемых «прорывных» направлениях и проектах вроде Роснано, Сколково и т.д.

Рис. SWOT-анализ аграрных вузов РФ

Используя маркетинговый SWOT-анализ (Strengths – сильные стороны, Weaknesses – слабые стороны, Opportunities – возможности, Threats – угрозы) для оценки сильных и слабых сторон отечественных аграрных вузов, а также возможностей и угроз (см. рис.), можно прийти к любопытным выводам. То, что происходит в системе образования сейчас, – это своеобразное понимание ее руководителями так называемого «болонского процесса» в эпоху, когда страна все больше дистанцируется от многих западных ценностей. Разве это не повод для пристального внимания компетентных органов?

Одна из главных угроз сегодня для аграрного вуза – утрата земельной собственности под любыми, самыми благовидными предлогами. А безземельный вуз в скором времени потеряет право называться аграрным.

Очевидно, что ожидать выхода на передовые рубежи отечественного аграрного образования и науки на в ближайшее время не приходится из-за отсутствия надежной модели и ресурсов. Вопрос функционерам Минобра: «Насколько этично требовать от профессора воронежского или другого аграрного вуза, чей доход сопоставим с доходом среднего парикмахера (всего лишь в 20 раз меньше, чем у коллеги из Сколково), реального, а не «бумажного» повышения его эффективности?»

Выводы

  1. Реформы в сфере аграрного образования следует проводить, лишь дав объективную оценку реализации «болонского процесса» с помощью независимой экспертизы, то есть на основе анализа ситуации не через призму Минобра, а исключительно через широкое общественное обсуждение.

  2. В соответствии с основными функциями аграрных учебных заведений (образовательной; научно-исследовательской; внедренческой) рекомендовать закрепление пропорционального разделения нагрузки работников по функциям.

  3. С учетом нарастающего вала публикаций, диссертаций и других материалов, не представляющих научной ценности из-за увеличения доли псевдонауки, сформировать общественный орган по оценке «наукоемкости» исследований и приоритезации их государственного финансирования.

Источник: журнал «Селекция, семеноводство и генетика» №2/2018

 

Поделиться