Что происходит с российскими семенами?

Мнение парламентариев.

Почти вся российская сельхозпродукция выращивается из импортных семян. Такое вот своеобразное импортозамещение в аграрном секторе. Та же свёкла, выросшая в поле, вроде как наша, но семена этой свёклы привезли из-за границы. Что же будет, если однажды их не привезут?
«Парламентская газета» решила разобраться, почему в семеноводстве страна продолжает зависеть от импорта, каковы масштабы этой зависимости и как государство собирается решать проблему дефицита отечественных семян.

Надеяться на дачников-огородников?
«Ну что такое, какой сорт ни возьмёшь — везде иностранные названия, потому что все семена импортные», — негодовала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко во время открытия нового тепличного комплекса в Ленинградской области. Она похвалила сотрудников теплицы за освоение новых технологий, но, обращаясь уже ко всему аграрному сообществу и законодателям, призвала плотно заняться восстановлением семеноводческого сектора, чтобы сельхозпродукция производилась целиком из отечественных составляющих.
Ситуация в семеноводстве обстоит не очень здорово как в сфере садоводства, так и овощеводства, признал председатель Комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Кашин в разговоре с «Парламентской газетой». По его словам, наибольшую зависимость от импортных семян испытывают производители сахарной и кормовой свёклы. Отечественные конкурентоспособные семена этой культуры только предстоит создать, отметил депутат.
Немногим лучше обстоят дела с кукурузой: рынок всё ещё занимают иностранные производители, освоившиеся в этой сфере несколько десятилетий назад. В то же время российские семеноводы могут стать им серьёзными конкурентами, но для этого государство должно их поддержать.
Большой популярностью отечественные семена пользуются у населения, подчеркнул Владимир Кашин. Особенно это касается выращивания «огородных» овощей. «Около 80 процентов овощей (помидоры, огурцы, перец и прочие) производит население, и эту часть закрывает отечественное семеноводство», — рассказал законодатель. Одна из немногих овощных культур, которая выращивается из импортного материала, — это картофель. Здесь довольно приличный сектор занимают голландские сорта, причём спрос на них идёт не только от простых фермеров, но и крупных агрофирм.

Наши сорта прекрасны, конкурентоспособны и дают хороший урожай, проблем в этой сфере меньше всего.
Наилучшим образом дела обстоят в сегменте зерновых культур. «Наши сорта прекрасны, конкурентоспособны и дают хороший урожай, проблем в этой сфере меньше всего. Но последние 20 с лишним лет оригинаторы и производители первичного звена не получали ни копейки от государства. Многие станции обветшали и забрались в долги, их нужно возрождать и развивать», — посетовал Владимир Кашин.
Возрождение семеноводства: когда ждать «всходов»
Одна из главных проблем, которая мешает развитию семеноводства в России, — это устаревшее законодательство. Закон «О семеноводстве» не менялся с момента создания в середине 90-х годов. И хотя отдельные попытки актуализировать его были, ни одна так и не обрела законную силу. По словам члена Общественного совета при Министерстве сельского хозяйства РФ Владислава Корочкина, нормы этого документа фактически держат в изоляции российских аграриев.
«Нужно изменить многие нормативные акты, которые препятствуют свободному обращению и экспорту семян, затрудняют импорт и обмен генетическим материалом для тех, кто хочет заниматься селекцией как официальных научных учреждений, так и просто заинтересованных селекционеров», — считает эксперт.
Учитывая актуализацию вопроса развития семеноводства, в Государственной Думе уже появились планы по доработке Закона «О семеноводстве». Эту информацию подтвердил «Парламентской газете» Владимир Кашин, отметив, что обновлять этот сектор сельского хозяйства нужно «по всей вертикали», включая создание научной базы и развитие системы производства оздоровлённого посадочного материала.
Вопрос усовершенствования технологической базы стоит наиболее остро перед нашим государством, добавил член думского Комитета по аграрным вопросам Александр Поляков. «В нашей стране используются устаревшие технологии 20-30-летней давности, а многие российские учёные уехали работать в зарубежные селекционные центры. Ситуацию необходимо развернуть в противоположную сторону», — уверен депутат.
С прошлого года работу по возрождению семеноводства и селекции ведёт Правительство. По поручению президента Владимира Путина Минсельхоз разработал Федеральную научно-техническую программу развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы. Она предусматривает отдельные подпрограммы, посвящённые развитию селекции и семеноводства картофеля, а также свёклы, овощных культур, подсолнечника и кукурузы. Судя по «дорожной карте» данного проекта, обе они уже должны быть в процессе реализации.
Тот факт, что государство поставило в приоритет вопрос развития семеноводства, подтвердила и зампред Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Ирина Гехт. «Сегодня субсидируется создание семеноводческих станций и селекционных центров. И они в принципе уже начали создаваться, например в Санкт-Петербурге и Челябинской области», — рассказала сенатор «Парламентской газете».
Есть понимание и со стороны местного бизнеса, добавила она. Так, крупные агрохолдинги всё чаще создают собственные селекционные и семеноводческие центры. «То есть это обоюдное движение и от бизнеса, и от государства. Я думаю, что в ближайшие пять — семь лет мы решим эту проблему», — подчеркнула парламентарий.

Заграница нам поможет
Как бы странно это ни звучало, но развитие российского семеноводства вообще без заграницы невозможно. Об этом в комментарии «Парламентской газете» рассказал член Общественного совета при Министерстве сельского хозяйства РФ Владислав Корочкин. Всё дело в качестве семян, обеспечить которое может только благоприятный климат.
По его словам, у семян, выращенных в России, может быть больше «некондиции» именно из-­за плохих погодных условий: где-­то недостаточно солнца, где-­то слишком холодно или не хватает воды для полива, где-­то лили дожди в период уборки и так далее. Впрочем, эти проблемы знакомы и иностранным производителям, особенно из Северной Европы.
Вот и ищут семеноводы наиболее благоприятные территории по всему земному шару. В основном перспективные нивы находятся в Южном полушарии. Там же развивается сопутствующая инфраструктура, фермерские хозяйства, субподрядные организации и всё прочее, что также влияет на более эффективное и дешёвое производство семян, отметил Владислав Корочкин.
«Голландцы, например, практически никаких семян у себя не производят — они выращивают их в США, Индонезии, Малайзии, Новой Зеландии и других странах», — констатировал собеседник «Парламентской газеты». Российские овощные компании, по его словам, поступают так же и по тем же причинам: 80 процентов даже своих собственных сортов и гибридов они выращивают за рубежом.
Кроме того, этим производители нивелируют фактор сезонности. «Когда у нас зима — в Южном полушарии лето, семена зреют. К моменту, когда у нас начинается посевная, их убирают, то есть они поступают к нам свежими», — объяснил член Общественного совета при Минсельхозе.

Как слезть с «иглы» семенного импорта
России нужны новые селекционные достижения, чтобы не зависеть от импортных семян, убеждён член Комитета Госдумы по аграрным вопросам Александр Поляков. На примере родной Тамбовской области он показал «Парламентской газете», как регионы ищут пути самостоятельного развития.
Тамбовщина — регион сельскохозяйственный, но перед областью в сфере семеноводства тоже стоят серьёзные проблемы. Например, отсутствие качественного посевного материала сдерживает рост урожайности картофеля. Для увеличения объёма его производства и вытеснения импорта началась реализация инвестиционного проекта по строительству селекционно-семеноводческого центра. В нём будут применяться инновационные методы биотехнологии, которые позволят выращивать безвирусные семена.
В целом же в Тамбовской области зарегистрировано 13 семеноводческих хозяйств, и все они нацелены на производство семян высоких репродукций перспективных сортов. Серьёзную работу проводит филиал Россельхозцентра по Тамбовской области, особенно по части отслеживания качества семенного материала, фитосанитарному мониторингу посевов и распространения опасных вредителей, а также консультаций по борьбе с ними.

Сделка с западным «агротитаном»: угроза или благо?
Пока семеноводческий сектор готовится «восстать из пепла 90-х», рынок могут захватить иностранные компании. По словам сенатора Ирины Гехт, тревогу вызывает прежде всего слияние немецкой компании Bayer и американского производителя гербицидов и ГМО-семян Monsanto.
Сегодня субсидируется создание семеноводческих станций и селекционных центров. И они в принципе уже начали создаваться, например в Санкт-Петербурге и Челябинской области.
ФАС одобрило сделку на территории России, обязав корпорацию поделиться «секретами успеха» с российскими аграриями, чтобы они могли развиваться и составлять конкуренцию. Речь идёт о пятилетнем сотрудничестве в сфере цифровых биотехнологий. В числе прочего Bayer — Monsanto передаст семеноводческие технологии: молекулярные средства селекции кукурузы, рапса, сои, пшеницы, а также отдельных гермоплазм (коллекции генетического материала) томатов, огурцов, капусты и культур, перечисленных выше.
В ФАС эту сделку с агрогигантом оценивают положительно, рассчитывая, что это поможет развитию отечественного аграрного сектора. Но сенаторы не видят в этом событии ничего оптимистичного. «После объединения Bayer — Monsanto станут фактически монополистами на мировом рынке семян. Здесь мы видим угрозу и национальной безопасности, и продовольственной», — прокомментировала Ирина Гехт.
Эксперты по аграрным вопросам в СМИ также выражают скепсис: по их мнению, предоставленные монополистом технологии никак не помогут российским производителям, так как применить их они не смогут из-за устаревшей материальной базы и отсутствия опыта.

 

Источник

Поделиться