Куда вложить инвестиции?

Конференция газеты «Ведомости».

Светлана Гришуткина, представитель НССиС по связям с общественностью

Куда вложить инвестиции? В поисках ответа на этот вопрос газета «Ведомости» пригласила экспертов и участников аграрного рынка на конференцию «Агропромышленные активы: клондайк или неоправданный риск».

От импортозамещения к экспорту

Точку зрения инвестора о ключевых проблемах АПК нашей страны высказала Дарья Снитко, начальник центра экономического прогнозирования «Газпромбанка». Куда идут инвестиции? В отличие от того, что было 5–7 лет назад, сейчас они направлены больше в производство молока, зерна, свинины, на четвертой позиции – блок из овощей, сахарной свеклы, картофеля, грибов. Территориально предпочтение отдается Центральному федеральному округу (39% инвестиций), югу России и Поволжью (по 16%).

Эксперт отмечает и другие изменения:«Теперь уже не стоит рассчитывать на суперперспективы, связанные с импортозамещением. Если говорить о рисках, то их меньше в экспортной зоне продуктов. В связи с падением цен на зерно инвестиции его производителей будут скорее всего связаны с повышением эффективности, а необходимое развитие инфраструктуры привлечет непрофильных инвесторов».

Д.Снитко считает, что останется основной стимул для инвестирования в сельское хозяйство – внимание государства к проблемам отрасли и ее господдержка. Однако, по мнению аналитика, будет снижаться «значение второго фактора, который привлекал инвесторов в АПК, – фактора развития рынка, импортозамещения, протекционизма, который существовал на рынке благодаря ответным мерам, а также квотам и пошлинам».

Легких денег больше не будет

В последние 10 лет маржа в некоторых направлениях достигла 50% и больше. Но дальше потенциал следует рассматривать в отраслях, продукцией которых рынок еще не насыщен, в экспортных направлениях и в повышении технического оснащения, эффективности труда – такой вывод делает Алексей Лозовой, руководитель направления сельского хозяйства департамента инвестиционной деятельности Sberbank Merchant Banking.

Среди факторов, сдерживающих инвестирование, он называет слабый рост внутреннего рынка, потенциально высокие барьеры по экспорту – не везде нас ждут, высокую волатильность национальной валюты, рынка товаров, ставок, неразвитость инфраструктуры и логистики, непрозрачность отрасли в целом. «Есть риск, что будет снято эмбарго, и тогда мы будем жить в старых реалиях большей конкуренции. Господдержка всегда связана с вопросами: а будут ли деньги? Будут ли они «в длину» или только на короткий период?» – опасается А.Лозовой.

По его мнению, модными становятся высокие технологии, а аграрный сектор – нишевый, для тех, кто знает, кто понимает. При этом следует учитывать мировые финансовые рынки:«Изолирование – это выстрел в ногу. Невозможно жить за счет внутреннего спроса». Надо уметь оперировать как на товарных, так и на финансовых рынках. Внедрение инноваций в целях снижения себестоимости актуально в точном земледелии, навигации, генетике, семеноводстве.

«Для инвесторов аграрный сектор – не клондайк, а работа, и легких денег на этом рынке уже никак не заработать», – делает вывод Алексей Лозовой.

Государство как регулятор рынка

Сельское хозяйство – бизнес под открытым небом, и никто никаких гарантий не дает. Большой урожай аграрии до сих пор считают катастрофой. И здесь очень важна роль регулятора – государства.

«АПК – это клондайк, только надо уметь им пользоваться», – считает Анатолий Куценко, директор Департамента экономики, инвестиций и регулирования рынков АПК Минсельхоза РФ. Рассказывая о мерах господдержки, он сообщил, что в прошлом году запущен новый механизм квотирования перевозок для регионов, удаленных от рынков сбыта, чтобы выровнять их доходность.

«Индикатором доходности для инвестора должен быть не рост внутреннего рынка, а возможности по экспорту продукции», – предостерегает чиновник. А что качается господдержки, то он напомнил, что за последние 10 лет государство ни разу не отказывалось от своих обещаний.

Доходность и возвратность инвестиций базируются на фундаменте регулирования рынка. В феврале на совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева было решено выделить 30 млрд руб. на льготное кредитование, возмещение прямых понесенных затрат по каперсам.

Новая государственная программа развития сельского хозяйства будет строиться на повышении технологичности, модернизации, вложении средств в переработку продукции, стимулировании экспорта.

В частности, будет уделено внимание глубокой переработке льна, который является стратегическим направлением. Рассматривается возможность предоставления каперсов под эти проекты. Предстоит в полной мере обеспечить трестой, длинным и коротким волокном перерабатывающие предприятия, которые будут строиться через год-два.

Отвечая на вопрос о вводе в оборот 10 млн га земель, Анатолий Куценко призывает к обдуманному подходу:«Надо понимать, куда будет реализована продукция, выращенная на этих землях. Сложилось так, что каждый производит то, что он умеет. Этого не должно быть».

Где есть свободные ниши? Руководитель департамента предполагает, что 5–6 лет будет интенсивно развиваться молочная отрасль, 2–3 года — тепличное направление. После 20 лет стагнации активизируется льноводство, 3–4 года будут эффективными вложения в развитие садоводства, а также следует обратить внимание на формирование инфраструктуры, переработку масличных. «Время на раздумье сокращается», – резюмирует он.

Основной капитал – это люди

Инвестии в АПК – это вложения в технологии (машиностроения, обработки почв, возделывания культур, семеноводства, переработки), уверена Светлана Барсукова, генеральный директор холдинга «Агросила», объемы которого впечатляют: 324 тыс. га, 12 тыс. сотрудников. Как она сказала, при создании первого в России пищевого кластера на территории Татарстана, объединившего на одной территории нескольких игроков, проявляется синергетический эффект.

По мнению руководителя агрохолдинга, растениеводство – это та точка роста, на которую следует обратить внимание. За 2 года вложено примерно 5 млрд руб., что позволило изменить структуру посевных площадей, сделав акцент на более маржинальные культуры, а также приобрести машины, которые выполняют несколько операций за один проход, что повышает эффективность производства. Хороший результат получен при производстве масличных культур.

«Основным капиталом являются люди: именно благодаря им достигается необходимый экономический эффект, – говорит Светлана Барсукова. – Мы серьезно задумались над тем, что есть необходимость в повышении производительности, снижении себестоимости продукции. Это тоже требует определенных инвестиций: в обучение персонала, во внедрение прогрессивных технологий, касающихся контроля, учета, бюджетирования».

Без оптимизма

Что мешает развиваться в текущей инвестиционной и операционной среде? Расширенный ответ на этот вопрос дал управляющий директор по агробизнесу группы «Базовый Элемент», председатель совета директоров агрохолдинга «Кубань» Андрей Олейник:«Для инвестора самое главное – это рентабельность его инвестиций. И я не стал бы оптимистично оценивать рентабельность агробизнеса. По той информации, которую мы отслеживаем, в среднем по эффективным хозяйствам рентабельность в 2015 году была 20–25%, в 2016-м – 16–17%, уровень 2017 года мы оцениваем в 5–10%. Это связано со многими факторами: снижением платежеспособности и спроса населения, например на молоко, с падением цен, на тот же сахар. У меня сложилось впечатление, что мы работаем немного с другим минсельхозом. Я смотрю по нашей и соседней компании – инвестирование снижается. Снижается катастрофически. Мало того, не совсем понятна логика его распределения. Мы не понимаем, куда идут деньги. Мы не понимаем, почему снижается объем инвестиций. Субсидирование по агрохолдингу составляло около 400 миллионов рублей. Мы планировали получить 360 миллионов, а по факту вышло 56 миллионов. При этом получить льготные 5%-ные кредиты невозможно. У нас есть огромная пачка писем, где сказано, что денег нет».

«Почему объем субсидий прирастает, например, в Якутии и падает в ЮФО? – задается вопром Андрей Олейник. – Объяснять это тем, что Краснодар, Ростов, Ставрополь – это благополучные по производству регионы, с моей точки зрения, не совсем верно. Поддерживать надо того, кто может и имеет потенциал увеличения».

Он озвучил еще одну наболевшую проблему – кадровую:«Привлечь специалистов практически невозможно. Престиж аграрных профессий (зоотехник, ветеринар) ниже плинтуса. Бизнес старается это поменять. Он ведет свои внутренние программы в институтах, школах, открывает агроклассы. Но одному бизнесу с этим не справиться. С точки зрения повышения престижа мы должны поменять менталитет».

Отсутствие инфраструктуры – еще один камень преткновения. Бизнес готов вкладываться, но государство не готово помогать ее развивать, пытаясь за счет бизнеса решить свои внутренние проблемы. Например, при подключении газа от точки, расположенной в 150 км, агрохолдингу рекомендуют сначала провести газопровод через 28 населенных пунктов.

«У нас фактически нет поддержки со стороны государства научно-исследовательских работ, апробации, венчурного бизнеса, – продолжает А.Олейник. – Мы все понимаем, что НИОКР – это вещь без гарантированного результата, это «долгоиграющие» проекты. Не каждый бизнес способен самостоятельно вкладывать здоровенную сумму в НИОКР. Например, производство семян сахарной свеклы почти полностью зависит от импорта. Наша компания и «Продимекс» – два крупнейших производителя, ориентируясь на программу поддержки селекции сахарной свеклы, заявленную примерно год назад, объявили о создании селекционно-семеноводческих центров. Вопрос: и где мы сейчас в семеноводстве? Остается неопределенность выполнения минсельхозовских программ господдержки».

«Есть программа научно-технического развития аграрной отрасли – 22 листа общих слов, которые, вероятно, будут конкретизированы в каких-то подпрограммах», – выразил надежду всех представителей аграрного бизнеса Андрей Олейник.

 

 

Поделиться