Селекция: фокус на импорто-замещение

Сергей Гончаров, д.с.-х.н., Воронежский ГАУ

Развитое сельское хозяйство – один из мощных рычагов экономического роста и инструмент геополитического влияния, по крайней мере, для нашей страны. А достижение продовольственной безопасности и социальной стабильности общества возможно лишь при поступательном развитии агропромышленного комплекса и самих сельских территорий. Наша страна – нетто-импортер продовольственных товаров с отрицательным сальдо в $200 млрд за последние 9 лет. Логично, что в России должна быть принята концепция устойчивого роста отрасли, объем экспорта которой в денежном выражении обгоняет вооружение, и в которой особое место должно быть уделено науке.

Сергей Гончаров, д.с.-х.н.

Воронежский ГАУ

Застряли в прошлом

Если верить масс-медиа, то складывается противоречивая картина. С одной стороны, речь ведется о новых достижениях отечественной науки, а с другой – о необходимости импортозамещения (семян, технологий, техники). Например, в страну ввозится 1,8 млн т сои из стран, где есть только ГМ-соя. Насколько этична ситуация, когда своим сельхозпредприятиям запрещается выращивание ГМ-сортов, при свободе импорта? Или чем, например, пальмовое масло, которого импортируют в объеме 0,8 млн т, лучше масла из ГМ-сои? И главное – готовы ли отечественные селекционеры, от которых ожидают прорывных решений, к новым вызовам современности, в том числе конкуренции с ГМ? Не пора ли признать, что существующая система научно-исследовательских учреждений была сформирована в СССР и наследована Россией не адаптированной к рыночным условиям? За прошедшие годы прозвучало немало кампаний, имеющих целью реформирование аграрной науки… Создано ФАНО, «преобразована» РАСХН, но НИУ «застряли» в прошлом.

Почти по Марксу

Показательно, что в любой производственно-сбытовой цепочке, например от семян ячменя до пива, роль сорта важна на каждом этапе, где создается добавленная стоимость (рис. 1). Селекционер создает сорт, от комплекса хозяйственно-ценных признаков которого напрямую зависит доход семеноводческого предприятия, размножающего и продающего его семена. Очевидно и то, что рентабельность производства товарного зерна сильно зависит от качества семян и характеристик сорта, то есть от эффективности деятельности селекционера и семеновода. Не меньшую роль сорт играет в рентабельности солодовенного и пивоваренного производства. Однако в какой степени каждый участник цепочки готов «поделиться» создаваемой ценностью с селекционером, от деятельности которого он в конечном счете зависит? Насколько совершенен и отлажен механизм возврата средств в селекцию?

Развитию отечественной селекции препятствуют устаревшие техника и оборудование, излишняя бюрократизация институтов, низкая мотивация селекционеров, и, как результат, старение научных кадров. Другими словами, в целом селекционеры отлучены от распределения прибыли при использовании их сортов. Отсюда и вложения в НИОКР, мягко говоря, недостаточны. Ученые загружены рутинной технической работой, мало связанной с реальной наукой, следовательно недостаточно осведомлены о тенденциях на рынке и требованиях к сырью перерабатывающих предприятий, стран-импортеров и т.д.

Поэтому при кажущейся ясности селекционных целей они далеко не всегда соответствуют требованиям рынка.

Рис. 1. Производственно-сбытовая цепочка пивоваренного ячменя и потребности ее участников

К примеру, отечественные селекционеры, ориентируясь на ГОСТ, не знают, какое качество зерна требуется современным пивоварам и солодовенным предприятиям. Солодовни используют собственную спецификацию для подбора сортов. В результате 95% товарного ячменя, закупаемого солодовнями, увы, иностранной селекции. У Минсельхоза готово объяснение происходящему: лоббирование транснациональными пивоваренными компаниями сортов иностранной селекции вопреки бессмертному учению Маркса и мотивации ориентации на прибыль. А по мнению пивоваров, сорта германской или французской селекции отличаются более высокой добавленной стоимостью по сравнению с отечественными.

Риск – благородное дело?

Главная угроза для НИУ и аграрных вузов связана с утратой имеющейся собственности (земля, строения, ресурсы), поскольку большинство институтов находятся в городской черте. А с точки зрения бизнеса, с помощью этих ресурсов можно извлечь куда большую прибыль при прагматичном подходе.

Сорт создается как результат временных, человеческих, материальных, ресурсных затрат и денежных средств. Ученые Краснодарского НИИСХ оценивают их в 710 млн руб., что адекватно отечественным реалиям и… слишком мало, например, для Великобритании, где затраты составляют 2,5 млн долларов. Это последствие привлечения инновационных методов и подходов, и одновременно – шанс повысить его добавленную стоимость с целью быстрого возврата средств, затраченных на селекцию…

Подробнее — см. в журнале «Селекция, семеноводство и генетика» № 6/2017

Поделиться